«Это как родить боулинг-шар из сфинктера»: Адам Драйвер и Джаред Лето о работе над «Домом Гуччи»

Исполнители главных ролей в фильме Ридли Скотта «Дом Гуччи», посвященному убийству Маурицио Гуччи, который вернул дому моду былую славу, дали интервью изданию i-D. В нем они рассказали о своих персонажах, съемочном процессе и работе со Скоттом. DTF Magazine приводит самые интересные высказывания актеров

Джаред Лето

— Сыграть Паоло Гуччи — это как родить шар для боулинга из сфинктера. Я повторяю вновь и вновь, что на съемочной площадке моя задница тряслась, как две маленькие куриные косточки. Эта роль очень отображалась на моем физическом состоянии. Мне кажется, все из-за вельветового костюма: когда ты его надеваешь, то чувствуешь, что можешь дать жару.

— К середине фильма я нюхал «дорожки» из соуса аррабиата. В моей крови текло оливковое масло. Вот насколько я погрузился в роль. Если бы тогда из моей кожи взяли биопсию, она бы точно показала, что я сделан из пармезана. Потребовалось много подготовки и работы, и да, я обзавелся итальянским акцентом, и я обожал его, и жил там же, где в свое время жил Паоло так долго, сколько мог себе позволить. Я забрался в эту творческую пещеру и вышел через кишки и кишечник в пищевод единственного и неповторимого Паоло Гуччи.

— Аль Пачино был круче меня, Ридли Скотт был круче меня, да все вокруг были круче меня. Это кажется невозможным, когда смотришь на происходящее со стороны и понимаешь, что стоишь нос к носу со своими кумирами. Это пугает. Но это и есть самый крутой момент в совместной работе. Ты так вживаешься в образ будто отправляешься на войну. Тебя готовили к битве и ничто уже тебя не остановит.

— Как вы могли заметить, я абсолютно бесстрашен. Нет, конечно, я полон сомнений и неуверенности. Но я все тот же парень, который стоит на краю обрыва и очень хочет узнать, что случится, если спрыгнуть. Я наслаждаюсь страхом. Я много занимаюсь скалолазанием, и меня совсем не пугает высота, а страх падения вообще прекрасная вещь. Он заставляет тебя работать усерднее и мечтать о большем.

— Сохранились записи голоса Паоло, и я частично исходил из них. А то чего мне не хватило, позаимствовал креативного директора Gucci Алессандро Микеле. Я украл половину его голоса, если честно. Он покосился на меня, когда услышал мой голос в фильме. Я предупредил его, чтобы он не подходил ко мне слишком близко, иначе я возьму его личность и как-нибудь изгажу ее на экране, а он ведь такой замечательный.

— Насколько я знаю, Паоло точно не совершал убийств. Так что я точно сердце и душа фильма, и, возможно, мозги тоже.

Адам Драйвер

— Когда играешь кого-то реального, стоит сосредоточиться на вещах, которые захватывают твое воображение и не обращать внимания на препятствия — тут я имею в виду любые ожидания. У вас с режиссером должен барометр, которым вы измерите правильность образа. И возможно после того, как вы отснимете половину фильма, вы почувствуете, что знаете персонажа, как никто другой, потому что вы живете внутри него уже какое-то время и при этом должны принимать свои решения.

— Я научился очень хорошо фильтровать информацию во время съемочного процесса, особенно обращая внимание на сигналы, которые подает мне тело. Если я чувствую страх или тревогу, стараюсь тут же убрать эти эмоции. С Ридли это делать особенно легко. Мы уже работали вместе, и каждый член его команды отлично подготовлен и готовь помочь в любой момент. Они просто невероятные, потому что уже долгое время работают со Скоттом. Не помню, чтобы я боялся на этих съемках. Ко мне приходился тревога — ровно через пять минут после того, как понимал, что вот-вот нужно выходить в кадр. Роли — это чудесно, но исполняя каждую, я все равно тревожусь. Это неподконтрольное мне чувство. Страх же меня и вовсе сковывает, а на площадке нужно быть раскованным и быстро реагировать.

— Ридли дает актерам много пространства. У него такой стиль съемок. Он спокойно меняет свою точку зрения, если актер может аргументировать почему персонажа стоит играть именно так, а не как сказал режиссер. Конечно, он останется при своем мнении, но он нанимает людей за их идеи.

— Каждый в семье Гуччи стремился казаться тем, кем на самом деле не являлся. Мне кажется, подобное можно сказать про каждую семью. Ты растешь с этими людьми, она видят, как ты взрослеешь, а потом уходишь, получаешь опыт, возвращаешься и говоришь, что ты уже не тот, что был раньше, но всем плевать. Они хотят видеть тебя таким, каким ты был прежде.

— Это проклятье все членов семьи Гуччи: Паоло хочет, чтобы его воспринимали, как творческую единицу. Альдо хочет быть главой компании. Адольфо хочет быть актером и контролировать бренд, он не хочет умереть неизвестным. Патриция хочет прыгнуть выше головы. Маурицио хочет заниматься своими делами. Но никто из них не получит, что хочет.

«Дом Гуччи» Ридли Скотта стал экранизацией книги Сары Гей Форден The House Of Gucci: A Sensational Story Of Murder, Madness, Glamour, And Greed («Дом Гуччи: Сенсационная история убийства, безумия, гламура и жадности»).

Лента рассказывает о том, как Маурицио Гуччи удалось превратить убыточный бизнес деда в процветающее дело и открыть 153 бутика по всему миру, а также о его убийстве на пороге собственного офиса в 1995 году.

Заказчицей убийства суд признал Патрицию Реджани, бывшую жену Маурицио, отрицавшую свою вину, и приговорил ее к 29 годам тюремного заключения в 1998 году. Она вышла на свободу в 2016 году, пробыв в тюрьме 18 лет.

В украинский прокат лента вышла 25 ноября.

Дизайн партнер — crevv.com
Разработка сайта — DTF Magazine/don't Take Fake