«У меня нет задачи о чем-то заявить»: Артем Прут о необходимости рисовать и автобиографичности работ

Художник Артем Прут называет свое творчество автобиографическим и хочет, чтобы его работы подталкивали зрителей к размышлениям. В рамках совместного с Jameson Black Barrel проекта мы поговорили с ним о том, есть ли место бунтарству в современном искусстве, почему он не интересен арт-критикам и каково это — быть художником.

Кто такой Артем Прут


Бросил офисную работу десять лет назад, чтобы полноценно заниматься рисованием. Начинал со стрит-арта (и даже создал мурал в Лабораторном переулке), затем перешел в лоуброу-арт. Первую картину у Артема купили друзья-киношники за 500 $. Теперь он занимается поп-артом и графикой. 
Автор мурала в Лабораторном переулке и граффити с привидениями на улице Паньковской.

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание


Все фото в материале — Алексей Духно, специально для DTF Magazine

О старте карьеры художника


В феврале 2021 года исполнилось ровно десять лет с тех пор, как я, окончательно решив, что хочу только рисовать и зарабатывать этим на жизнь, уволился с офисной работы. Меня отговаривал и бывший начальник, и друзья.

Понятно, почему друзья не поддержали меня. Жизнь художника сложная и долгая, ты можешь трудиться десятилетиями, пока придешь к признанию в арт-среде и финансовой обеспеченности. Но я упертый, мне хочется — я делаю.

Меня не волновало финансовое состояния, а вот душевное — да. Я не видел смысла в том, чтобы ходить в офис, добросовестно выполнять свои задачи, но при этом не развиваться и не получать никакого удовольствия.

В моем случае быть художником — это необходимость, я не могу не рисовать. В голове у меня постоянно роятся какие-то образы; даже когда я не рисую, мыслительный процесс продолжается, и я не успокоюсь, пока не дам ему выход. Когда пытаюсь объяснить это друзьям, часто привожу в пример животных: например, особенность лисы в том, что она ворует кур. Она не может этого не делать, и ее уже не изменить. Это животный инстинкт. Так же и у меня с рисованием.

Об образовании


Я не ходил в художественную школу, не изучал академический рисунок. В 23 года впервые взял акриловые краски и попробовал что-то изобразить на холсте. Все делал интуитивно, без понимания, как это должно быть по правилам. Но у меня была потребность выразить себя.

Рисовал я всегда. Сначала фломастерами и ручкой на бумаге, затем перешел на компьютеры, а овладев графическими программами, снова вернулся к «натуральным материалам».

На академический рисунок я пошел в 22 года. Девять месяцев занимался с репетитором, ведь нужно было ознакомиться с базой, почувствовать и понять общие правила. Мы рисовали черепа, кувшинчики — скучно и мучительно. Тогда мне было неинтересно, хотелось чего-то другого. Однако со временем понимаешь, что любые полученные навыки и знания рано или поздно дадут свои плоды.

Тем не менее к академическому образованию я отношусь в какой-то степени негативно. Не с точки зрения базовых знаний, навыков и мастерства — они хороши. Плохо то, что очень часто преподаватели навязывают свою точку зрения. И я не раз слышал мнение, что в той или иной мастерской студенты рисуют, как их мастер. Вообще, многие студенты не только у нас, но и во всем мире выходят из художественных академий ранеными и подавленными, без творческой свободы. Знают и умеют, но, что делать, не понимают.

О творчестве и ремесле


Если брать понятие ремесла в изобразительном искусстве, ремесленник — это человек, в совершенстве обладающий навыками, мастер, который умеет и рисовать в разных стилях, и сделать копию картины Баскии или Рембрандта, слепить что-то из глины и т. д. Но у него нет своих идей, он просто делает «на заказ». Ничего плохого в ремесленничестве не вижу, главное, чтобы человек занимался тем, что ему подходит.

А творчество — это о собственных идеях, взгляде, видении, характере


Когда занимаешься творчеством, делаешь то, что считаешь нужным, что тебя волнует, а не то, что интересно кому-то. Ты не обязан удовлетворять запросы иного человека или масс. Ты ничего никому не обязан, кроме себя. Ведь если начнешь себе изменять, не будет честности и не получится искусства.

Художник — это работа или образ жизни?


Можно подходить к этому вопросу с точки зрения богемного художника, который раз в месяц рисует одну картину, а далее ведет праздный образ жизни. Правда, кажется, что таких уже не существует. В нынешнюю эпоху, когда многие хотят заниматься тем делом, которое им нравится, а не чем пришлось, очень высока конкуренция, и не только у художников. Поэтому сегодня это одновременно и работа, и образ жизни.

С одной стороны, хочется в выходные отключить телефон, а с другой — понимаешь, что можешь пропустить сообщение с просьбой купить твою картину. Ведь в каком-то смысле художник принадлежит к сфере услуг: когда другие отдыхают, тебе приходится работать. И в этом нет ничего плохого.

В то же время мне нравится пластичность моего графика: могу устроить выходной в будний день или целую неделю ничего не делать. В первые дни, когда я уволился с работы, начал рисовать ночью: хотелось отдохнуть от внешней суеты и постоянной связи с миром. И кайфовал: работаю, когда хочу и когда нужно, а не по заранее установленному графику. Мне нравится эта привилегия.

Об арт-критике


Я не сталкивался с профессиональной арт-критикой, и, если честно, кажется, сегодня это умирающий вид деятельности. Мои работы не трогают арт-критиков и находятся вне поля их исследований. Но деятельность художника долгая, он может работать десятки лет и не привлекать ничье внимания.

Есть художники, которые целенаправленно стремятся угодить институтам. А есть те, кто просто делает свое дело. Современное искусство большое, его много, и оно разное. Я, грубо говоря, рисовальщик. Мне нравится рисовать, и я изображаю то, что мне нравится. А в современных институтах мало изобразительного, они больше склоняются к концептуальным работам, инсталляциям, медиаарту. Поэтому то, что я делаю, может быть просто неактуальным с точки зрения институтов, критиков. Я не затрагиваю болевых точек и не дергаю за нерв.

О сотрудничестве с Jameson


В коллаборации для меня важна полная свобода действий, а также совпадение взглядов. Важно, чтобы художник делал то, что и делает обычно в контексте своего творчества. Сотрудничество с Jameson оказалось именно таким, построенным на доверии и свободе.

Мне также нравится возможность взяться за тему, над которой, возможно, я сам бы сейчас и не работал. Но она входит в мою вселенную, и таким образом подталкивает к действию. Из этой ситуации можно вытащить какие-то полезные и новые для себя открытия.

Мне не пришлось долго придумывать сюжет интерьера с камином и огнем, который символизирует и тепло, и жизненную энергию, и много чего еще. Работа хорошо раскрывает и ту тему, над которой я сейчас работаю, и тему бренда. Кажется, у нас все получилось идеально.

О вдохновении


Чтобы вдохновение приходило, нужно работать. Тогда появляется форма, легкость, ты входишь в состояние, в котором приходят новые идеи, решения. Они могут появляться из разных источников: книг, кино, картин других художников, прогулок, занятий спортом, путешествий. Период вдохновения может быстро миновать и закончиться упадком сил, когда ты отдаешь все одной картине, или длиться долгое время. Это не перманентное, а очень пластичное состояние, но оно точно не приходит без постоянной работы. Однажды, после интенсивной подготовки к выставке, со мной случилось выгорание: я целый месяц не мог рисовать. Но даже тогда продолжал что-то делать хотя бы по минимуму.

Вообще, вдохновение, как и настроение, бывает плохим или хорошим. Случается у художника и просто нормальное рабочее состояние.

О своих работах


Хочется, чтобы мои работы служили отправной точкой для размышлений. Но я не могу заставить человека этим заниматься, если он к этому не склонен. Мне нравится, когда люди находят в рисунке что-то свое, я не навязываю какую-то одну конкретную мысль.

У меня нет задачи что-то заявить, обратить внимание людей на какую-то проблему. Все, что я делаю, — отчасти автобиография. Это вещи, которые я вижу каждый день: автобусная остановка в нашем районе, футбольные ворота, интерьеры, улицы…

О стрит-арте, бунтарстве и классическом искусстве


Я внимательно следил за стрит-артом с 2004 по 2016 год и в какой-то момент он мне наскучил. Я окончательно ото всех отписался и перестал следить за тем, что происходит в этой сфере. Мои интересы поменялись, от стрит-арта я пришел к классическому искусству. Думаю, он все еще актуален, но бум скорее всего уже прошел. И в Киеве в том числе, хотя еще несколько лет тому назад у нас стрит-арт гремел так, что спрятаться было невозможно. Он останется, как большое и интересное явление в искусстве, начавшееся по сути с бунтарства, когда свободные художники выходили на улицы и делали таким образом заявление.

Теперь же искусство стало более социально адаптивным, как и весь мир, мы идем к глобальному пониманию и принятию. Любой художник, если захочет, может нарисовать огромный рисунок на всю стену стенку и какая-то часть людей обязательно скажет, что это хорошо. А раньше невозможно было представить, чтобы кто-то мог нарисовать большую стенку. Такое могли только признанные. Сейчас же порог входа в искусство максимально низкий, любой может туда зайти и рисовать все что угодно. А если вернуться назад на 400-500 лет, когда заказчиками выступали папы римские и церковь, и любое отклонению от религиозного сюжета было недопустимым. Сцены привычные для нас для них были бы дикостью. Поль Сезанн начал карьеру художника в 19 веке, его считают отцом современных модернистов. Для нас его работы — классическое искусство, а для его современников — дикое и непонятнее. Большинство знаковых художников в свое время попросту не признавали, они не выставлялись в салонах, их картины не покупали, считали бунтарями.

А сегодняшнее бунтарство, — это, например, ни с кем не общаться, в эпоху максимального взаимодействия, нетворкинга и коллабораций, закрыться и уехать куда-то.

 

 

 


Jameson Black Barrel. Выигрывайте работу Артема Прута х Jameson

Мастерство — основа самых ценных вещей. Будь то произведение искусства или традиционное производство ручной работы. Новую совместную историю с Jameson Black Barrel мы посвящаем именно мастерам своего дела, с которыми мы создали теплую атмосферу этой зимой.

Выдержанный в обугленных бочках виски вдохновил нас создать серию принтов вместе с тремя украинскими художниками-графиками — Владимиром Манжосом, Александром Гребенюком и Артемом Прутом. Авторский принт может выиграть каждый из вас! А два воскресенья подряд вас ждут онлайн-концерты у камина от Дмитрия Шурова и Коли Серги.

Подробнее об условиях розыгрыша этого принта читайте на главной странице нашего совместного проекта с Jameson Black Barrel.  


Материал подготовлен при поддержке

DTF Special