«Смех — прерогатива умных»: Как украинский режиссер снял комедию о серьезном

Фильм «Мої думки тихі» 27-летнего Антонио Лукича — одна из тех украинских комедий, которые не вызывают у зрителя испанского стыда. Звукорежиссер Вадим отправляется на Западную Украину записывать звуки разных животных, пытаясь найти особо редкую птицу. В итоге получается история об эфемерных мечтах, несказанных словах и, как ни странно, отношениях с мамой.

Премьера комедии состоялась на десятом Одесском международном кинофестивале. Фильм получил сразу несколько наград: приз зрительских симпатий, награду за лучшую актерскую игру (Ирма Витовская) и специальное упоминание жюри (Андрей Лидаговский). А месяцем ранее стал лауреатом на кинофестивале в Карловых Варах.

DTF Magazine встретился с режиссером Антонио Лукичем сразу после премьеры и узнал, почему он снял комедию, но вырезал часть смешных сцен, чем ему не нравится название фильма, а также о поисках актеров и погоне за ложными целями

Трейлер фильма «Мої думки тихі»

Как вы решили, что хотите снимать кино, и почему начали с короткометражек?

У меня классический путь: я пошел учиться на режиссера кино в киевский институт Карпенко-Карого. По большей части потому, что мама порекомендовала, сказала, что может получиться. Конечно, она не знала, какие это на самом деле пытки и мучения зарабатывать себе на жизнь творчеством.

А это возможно в Украине?

Ну в перерывах между фильмами я снимал сериал. И однажды рекламу.

Что за сериал?

Комедия про медиков. Настоящий трушный ситком. Опыт был классный. Там очень сильно чувствовался дух кино. Потому что опыт рекламы — это дух здорового питания, понтов и кофе третьей волны.

А киношники часто — это алкоголики, которые радуются даже обеду. Поэтому мне с ними было просто общаться, мы говорили на одном языке — языке MacCoffee.

Почему решил снимать комедию?

Мы не задумывали «Мої думки тихі» как комедию. Скорее как наблюдения за жизнью, которые потом сформировались в определенные сцены. Такое у меня мировосприятие.

Я уже говорил в интервью, что мы делаем то, чего нам не хватает в жизни. Так, по моему убеждению, к драме тяготеют заядлые оптимисты, которым в жизни явно не хватает чего-то тяжелого. Улыбающиеся, радостные — в их фильмах топят котят… А мы, люди грустные, хотим чего-то радостного, поэтому нас тянет снимать комедию. Как говорит замечательный (и грустный) Иржи Менцель (чешский кинорежиссер. — Прим. DTF Magazine), «снимать комедию — это вам не шутки».

А вы сами любите комедии, смотрите их?

Смотря какие. Мне нравится определение «лирическая комедия». Мне нравится фильм «Энни Холл» Вуди Аллена, фильмы Глеба Панфилова «Начало», «Прошу слова», «Тема», фильм «Тони Эрдманн». Для меня очень комедийные Джим Джармуш и Дэвид Линч.

Есть ли запрещенные темы в комедиях, на которые вы не позволяете себе шутить?

Конечно. Это то, что не пережито и не осмыслено. В самом начале учебы мастер запретил снимать нам про дом престарелых и бездомных людей. Сказал, что это легкий путь — заведомо цепляющие эмоционально моменты, которые не дадут зрителю ощутить полноту таланта или полноту его отсутствия.

Вообще, зависит от того, кто рассказывает. Мартин Макдонах признается в любви ко всему миру через ненависть. Но ты понимаешь, что это взгляд человека, который очень любит человечество, несмотря на то что все его герои — законченные мрази. Например, в фильмах «Залечь на дно в Брюгге» или «Семь психопатов». Для него границ нет.

Тодд Солондз, мой любимый режиссер, тоже шутит над всем. Герои его фильмов — педофилы, школьницы, некрасивые и неумные люди, но мы почему-то им сопереживаем.

А что с украинскими комедиями? Есть смешные для вас?

Не знаю, комедия ли это, но я большой фанат моего одногруппника Юрия Шилова и его фильма «Панорама» (документальный фильм о киномеханике Валентине. — Прим. DTF Magazine). У него правильный взгляд на людей. Его фильмы напоминают нам среди коктейлей и смузи, что есть что-то настоящее и трогательное. Я видел его фильм в Карловых Варах, и он как будто дал мне пощечину. Юра снимает и смешно, и трогательно.

Еще мне очень нравится фильм «Вулкан», это хороший дебют с очень классными сценами.

У нас грустная ситуация с комедиями, ведь самые популярные — это «Скажене весілля» и продукты «Квартала». Есть ли возможность переучить нашего зрителя смотреть вульгарщину и смеяться над ней?

Вчера я бы ответил, что нет, но опыт открытого показа мне доказал, что люди иногда сами не понимают, чего они хотят. Если им предложить что-то взамен, то они будут смотреть и разбираться.

Наверное, это какая-то глобальная проблема: и то, что кинотеатры закрываются, и то, что у людей очень фантичное восприятие мира — все вокруг очень быстрое и никто не хочет делать усилие над собой.

Я пытаюсь делать фильмы, которые посерединке: где-то нужно сделать усилие, чтобы разобраться, что происходит, а где-то просто посмеяться и расслабиться.

Исполнители главных ролей Андрей Лидаговский и Ирма Витовская
Фото со съемок

А вы в целом думали во время съемок о зрителе, ориентировались, что это будет условно прогрессивная молодежь?

Нет, я про зрителя не думал. Наверное, даже не очень честно будет сказать, что я пытался снять фильм, который и сам хотел посмотреть.

Почему?

Мне сложно сказать.

Он вам нравится?

Да, нравится. Просто я видел его уже четыреста раз, и больше не могу. Он меня достал, и теперь хочется заниматься чем-то другим.

Что самое тяжелое в съемке комедии?

В съемках вообще самое тяжелое все: начиная от кастинга и до раскадровки. Конечно, хочется себе напомнить, что это все очень интересно и я получаю удовольствие от работы, но это страшное мучение.

Антонио Лукич. Фото со съемок.

Если говорить о кастингах, у нас много актеров, которые готовы посмеяться над собой и разрешить это сделать другим?

В основном это умные актеры. Смех — это вообще прерогатива умных. Если ты смеешься, значит, понимаешь намного больше.

Если актер не готов смеяться, то, может быть, он просто подходит для другой роли. Любому актеру можно выбрать роль. Это вопрос трактовки персонажа.

Какие украинские актеры вам нравятся?

Проще было бы ответить, какие не нравятся, но я не буду. Когда дело дошло до выбора актеров, я имел удачу обратиться к лучшему кастинг-директору Украины Алле Самойленко. Она профессионал, который не предложит тебе ерунду. Она идет от смысла, от трактовки персонажа, а не от желания засветить какое-то лицо или проиллюстрировать написанное. Ее выбор всегда добавляет глубины.

Мне нравится снимать «некрасивых» — людей, в которых можно найти следы, скажем, индивидуального износа.

Если они есть, то, наверное, это мой актер. Если он при этом умный, то хорошо. Если нет, то я найду ему еще какую-то роль.

Фото со съемок,

После просмотра «Мої думки тихі» я пыталась определить, о чем он: об отношениях с мамой или о том, как мы себе придумываем мечты, которым следуем, не очень понимая зачем. Насколько это правильное восприятие?

Это где-то посредине. У нас есть драматическая часть, а есть комедийная. Мама — это единственный нормальный человек в этом фильме, который действительно желает главному герою добра. И в погоне за какими-то ложными целями он перестает слышать то, что по-настоящему важно.

Это очень резонирует с моим мироощущением. В погоне за фильмом, лайками и пресс-конференциями я иногда теряю связь с реальностью. А фильмы, как у Юры Шилова, мне напоминают, что есть реальная жизнь, реальные люди и реальные проблемы. Погоня за чем-то эфемерным с утратой связи с реальностью — одна из тем моего фильма.

Может, это проблема нашего поколения?

Снимать фильм — это в каком-то смысле ставить диагноз поколению и обществу, заниматься так называемой социальной терапией. Я чувствую что-то подобное в себе, когда мной часто овладевают ложные ценности. Этот фильм помог мне переосмыслить взаимоотношения с семьей и тем, что я хочу или не хочу делать.

Вы говорили, что вам не нравится название «Мої думки тихі», потому что оно ничего не говорит ни о вас, ни о фильме. Вы все еще так считаете?

Оно безликое и ужасное. Не броское, не дебютное, не длинное. Не название эмокор-группы. Это рудимент старых сценарных идей. Хотя многим оно нравится, и я понимаю почему. Оно не пустое. Фильм о невысказанных словах, а это хорошо линкуется с тихими мыслями. Часто мы что-то думаем, но сказать не можем.

Как вы хотели бы его назвать?

Нашему звукорежиссеру хотелось назвать фильм «Чи може корова дивитися вгору?». Но оно сильно увело бы фильм в сторону мамы. Потому что это о ее жизни. О жизни человека, который смотрит только вниз, в траву, а в конце оглядывается и понимает, что ее жизнь является не совсем тем, чем она ее представляла.

И это название вам не нравится?

Есть название получше, но мы его еще не придумали.

Антонио Лукич. Фото со съемок.

Ни из названия, ни из постера, ни из описания фильма непонятно, что ваш фильм комедия. Вам не кажется, что это может оттолкнуть зрителя, не понимающего, что это фильм, где можно посмеяться?

Мы сейчас с нашим дистрибьютором думаем, чтобы поменять название. Но это только с целью не обманывать людей, на что они идут. Хотя в этом я тоже не вижу ничего плохого.

Наверное, в обмане нет ничего плохого. Я после фестивальных фильмов очень обрадовалась жанру вашего.

Фестивали очень часто грешат грузным мироощущением, это, может, неплохо. Зависит от степени искренности, с которой режиссер рассказывает свою историю. Фестивальное кино должно в своем объеме отвечать на вопрос: «Что есть время, в котором мы живем?» Это повод заглянуть в соседние миры, квартиры и кухни.

В отличие от драмы комедия не дает права на ошибку. Если ты ошибся, то у тебя несмешная комедия — хуже не придумаешь.

А с драмой чаще сложно понять, сделано талантливо или нет. Может, поэтому агенты говорят, что она продается лучше.

Фото со съемок.

В комедиях есть опасность превратить сюжет в набор скетчей.

Такое было, но мы убрали. Мы вырезали много комедийных сцен, которые уводили нас от сюжета. Сначала мы придумывали отдельные сцены и собирали цельную структуру. Уже на монтаже они стали превращаться в жизнь нашего главного героя и выстраиваться в драматургию.

Возвращаясь к мамам. Вы своей показывали фильм?

Мама была на премьере в Карловых Варах. Ей очень понравилось. В фильме какие-то вещи пересекаются с реальной жизнью. Например, гадости, которые я ей однажды наговорил. Или то, что она действительно привезла мне кольцо из Ватикана, хотя ее история поездки куда более радостная.

А сложно переносить личные истории на экран?

Там, где это повод переосмыслить собственную жизнь, сложно, но интересно. Там, где режиссер занимается эксгибиционизмом своей души, намного легче, но эффект тот же, что и от демонстрации гениталий прохожим, — шок, удивление и желание поскорее забыть.

Вы над чем-то новым сейчас работаете?

Я мечтаю открыть пиццерию.

В широкий прокат в Украине фильм «Мої думки тихі» выйдет не раньше 2020 года.

Больше об украинском кино:


Фото: из личных архивов Антонио Лукича

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Катя Ятель