Стены и вагоны: гайд по знаковым граффити-артистам Украины

И скусство граффити живет и процветает в Украине более 20 лет, но информация об этой культурной среде редко просачивается в локальные медиа. Несмотря на все успехи за границей и крепкий коннект внутри сцены, имена и никнеймы граффити-художников остаются тайной для людей, не посвященных в это движение. DTF Magazine совместно с брендом Pabst Blue Ribbon исправляет это досадное упущение и рассказывает о некоторых самых заметных артистах украинской граффити-культуры: ради чего они ввязались во все это, с чего начинали и какие самые памятные курьезы из райтерской жизни пережили

Cik One

Это один из пионеров движения, повлиявший на многие умы украинской сцены, представитель первой волны бума граффити в Украине. С граффити Cik One познакомился в 1992—1993 годах, просматривая страницы чешских журналов об уличной культуре, где печатали пражский и братиславский олдскул, немецкий трейн-арт и забитые рисунками американские стены. Позже это искусство проникло в клипы, а в 1996 году в руки к Cik One попал английский журнал Graphotism, полностью посвященный граффити.

Город Луцк, в котором жил Cik One, на тот момент был форпостом граффити на Западной Украине. Там базировались самые активные райтеры, и уже в 1997-м Cik вместе с Bacik, Come, Saint, Hoke и Movek основал легендарную Westa Kings (WSK crew), стоящую у истоков украинской граффити-культуры. 

Он начинал рисовать вдоль железнодорожных линий и шоссе, поскольку там от занятий отвлекали меньше всего, к тому же для этого не требовалось разрешения от властей. В 2000—2001 годах к WSK crew присоединились ребята из Львова — и началась вторая волна всплеска интереса к этому искусству, гораздо более мощная.

WKAR (No Rules Crew)

В девятом классе школьный товарищ показал ему рисунки с объемными буквами и персонажами — так WKAR узнал о существовании граффити и тоже решил попробовать. Поначалу выходило так себе, а работы не сходили со страниц тетради. Разоблачение товарища состоялось, когда WKAR раздобыл свой первый экземпляр журнала X3M и обнаружил, что именно с него одноклассник перерисовал все фото. 

«Деякий час я перемальовував вайлдстайли Сіка і теги Лодека. Коли вдалось підзаробити, витратив усі гроші на чотири балончика Deco Lack і пішов пшикати у сусідній дитячий садок. Під кінець процесу вже зібрав публіку із десяти дітей, і я проводив їм майстер-клас по пшиканню», – вспоминает WKAR.

Он признается, что первые «куски» по своему качеству были далеки от идеала, но приносили неповторимые эмоции и хотелось только продолжать. Со временем WKAR со своими единомышленниками создал команду NR. Они «сделали» много общих стен, пробовали роллапы/роллдауны, клеили постеры. Самый крупный «кусок» во Львове — тоже дело рук NR. В целом своим пиком WKAR считает 2010 год, когда удалось поработать на большом количестве стен и товарных вагонов. Теперь он занимается этим не так часто, как раньше.

Всяческих курьезов в те времена тоже хватало. Например, гопники представлялись полицейскими и отжимали телефоны: «Були і міліціонери, котрі підвозили нас прямо до будинку, щоб ми винесли їм гроші, а потім пропонували відвезти назад під стіну, де нас затримали.  А одного разу познайомився з райтером в маршрутці, який кинув скетчбук на підлогу, щоб привернути до себе увагу, і так у нас з ним зав’язалась розмова».

WKAR считает, что за последнюю декаду в этой культуре ничего не изменилось. Как и раньше, для него граффити — это отличный способ провести время и ценный коннект с людьми. Однако теперь все стало гораздо доступнее: покупка краски в интернете и бездонные видеоархивы YouTube. Легче показать себя и увидеть других. Из-за этого, по словам WKAR, пропал важный дух соперничества между командами: кто больше сделал, что нарисовал и каким образом? Азарт исчез. А раньше вовлечение было гораздо более сильным: едешь по своим делам, видишь чей-то новый «кусок» — и выбегаешь из трамвая, чтобы по максимуму его изучить.

Feno (No Rules Crew)

Отправной точкой считает 2007 год, когда стало ясно, что пора выходить на улицу и делать стены, а не сидеть дома, обложившись скетчбуками. Считает, что между граффити и хип-хоп-культурой есть различия. На Feno повлиял не хип-хоп, а субкультурный взрыв во Львове в целом. В том самом 2007 году на улицах города можно было встретить футбольных хулиганов, эмо, скинов, панков, рэперов — кого угодно. Концерты, драки, вечеринки, подростковый максимализм — все эти энергетические волны в итоге и повлияли на стиль Feno. Собственно, и первый рисунок был нарисован на кураже, в компании друзей на Новый год. 

Feno, как и WKAR, считает, что мало чего изменилось за эти десять лет: бо́льшая часть граффити во Львове нарисована одними и теми же людьми. Однако отмечает снобизм «старших», мешающий, на его взгляд, новичкам пробиться. С другой стороны, это и подталкивает ньюкамеров к тому, чтобы придумывать, развивать и популяризировать собственное движение, не особенно подстраиваясь под довольно размытый термин «украинская граффити-сцена». «Не будь снобом, малюй свій сотий„кусок“ як в перший раз!», – советует молодым артистам Feno.

Любимая работа Feno из числа собственных — это постер, который удалось поместить внутрь ситилайта в самом центре города. На нем был изображен веселый персонаж, который передавал привет всей львовской патрульной полиции. 

Nays (DMA Crew)

Как и для многих, у Nays все началось с «уличной прессы», журналов Х3М и 400ml (граффити-спецвыпуск Х3М, единственное издание на эту тему в Украине — прим. DTF Magazine). Страницы с чужими рисунками подтолкнули его вместе с братом Able на поиски чего-то подобного в родном городе. На то время, в 2002—2003 годах, во Львове, как и вообще на западе страны, была довольно активная и сильная сцена, но больше всего на Nays повлияли вышеупомянутый Cik One и Hoke. Подсобрав карманных денег, парни купили на местном рынке классическую Deco Lack за 10 гривен и сделали первые рисунки на металлическом заборе, не особенно прячась от людей. Nays нарисовал название группы Limp Bizkit. Вспоминает, как краска текла, ничего толком не получалось, но желания было предостаточно, чтобы превратить граффити в свое главное хобби, на которое уходило все свободное время и деньги. Поскольку доступ к новой информации был ограничен, главный коннект и обмен опытом происходили на граффити-фестивалях и конкурсах, которые проводились во Львове.

«З розвитком інтернету та появою на ринку спеціалізованої фарби для графіті поріг входу у цю культуру став легшим і тим самим спровокував появу крутих художників. Тепер і люди більш позитивно сприймають графіті, проходять різні фестивалі, тусовки, з’являються мурали. Іще одна стенденція – багато людей із графіті переходять в галереї, комерційне графіті, в дизайн», – анализирует Nays изменения в графити. 

Nays говорит, что трудно выбрать любимые работы, поскольку часто они через какое-то время перестают нравиться. Но одну он выделяет в качестве переломного момента, когда стандартные приемы граффити в его авторском стиле уже перестали быть настолько интересными.

Rubae (LEGZ / MBK Crew)

Rubae увлекся граффити в 2002 году после поездки в одесский лагерь «Молодая гвардия», где во время экскурсии по городу увидел на бетонном заборе работу Discomaniacs. Свой первый рисунок — надпись Eminem краской Deco Lack — он сделал в том же году на стене родного дома в городе Тернополе.

Несмотря на ностальгию по временам, когда информация черпалась из редких журналов и VHS-кассет, считает, что интернет в целом сослужил граффити-культуре хорошую службу и подарил всем участникам чувство некоей общности и возможность преодолевать географические барьеры.

Из негативных моментов Rubae отмечает охрану в депо и на конечных станциях электропоездов. С ней связан один из самых лютых случаев за всю его практику.

2007 год. Ночная акция в депо на Борщаговке. Rubae с другом рисовали на вагоне электрички, как вдруг внутри зажегся свет, а с противоположного конца поезда послышались шаги. Практически синхронно с двух сторон выскакивают военизированная охрана и машинисты электропоезда с криками «Лови их, Михалыч!». Ребята окружены, единственный выход из ситуации — прыгать через колючую проволоку на территорию гаражного кооператива, находящегося рядом.

Они замерли за гаражами, но вскоре в их сторону засветил прожектор, а на территорию депо заехали две машины — полицейская и гражданская. Дальше оставаться за гаражами было небезопасно, поэтому пришлось убегать через территорию воинской части, ползти по-пластунски мимо сторожевых собак и часовых с АК-47 и, на свою удачу, обнаружить деревянный забор, в котором получилось проделать дыру. Через эту дыру парни выбрались на улицу (погоня за ними все это время продолжалась), спрятались в каком-то подъезде — и просидели там до утра.

Rubae считает, что каждый «кусок» и тег по-своему уникальны, но больше всего любит делать масштабные блокбастеры и роллапы, поэтому особенно дорожит несколькими крупными работами на Караваевых Дачах и Русановке. Кстати, у Rubae есть свой streetwear-бренд Ugly Cool.

Frost (LEGZ crew)

Frost представляет киевскую команду LEGZ crew. Начал заниматься райтингом в 2000 году. Взял пример со старших ребят из своего родного района — Frost живет в Киеве, — а затем это переросло в персональную страсть. Говорит, что для него граффити — это не просто близкая культура или увлечение, а определенный стиль жизни, дело, которому посвящаешь все свободное время. Изначально граффити привлекло своей «мультизадачностью»: можно, например, применять в работе свои навыки по графическому дизайну, а можно наслаждаться тем ощущением свободы, которое дает рисование на стенах.

Для Frost важны также внутренние отношения с городом, преобразование серых урбанистических ландшафтов, игра с самим устройством Киева, который, если приглядеться, по его словам, одновременно кажется и большим чужеродным пространством, и маленькой деревней. В интервью разным изданиям признается, что может отдыхать от граффити всего день-два, а затем снова рука тянется к баллончику с краской.

Apl315 (FAT315 Crew)

Свои первые работы сделал еще в конце 1990-х, во время «второй волны увлечения граффити в Украине», как он сам ее называет, поскольку первая прошла практически незамеченной. Как и остальные, выделяет журнал Х3М, в каждом номере которого какое-то количество страниц отводилось под рисунки, хоть и микроскопические. Убежден, что катастрофическое отсутствие информации оказало сильное влияние на украинскую граффити-сцену и в итоге сформировало ее совсем другой, непохожей на российскую или белорусскую. Ребятам показали общую идею, что можно красить стены, но всем техникам они учились самостоятельно и сообща.

Внимание «широкой общественности», арт-критиков и галерейных институций Apl315 привлек уже после 2006 года, когда жизнь свела его с опытными кураторами и он начал делать работы на холсте, которые разительно отличались от уличных «кусков». В 2010-м о Apl315 наконец заговорили в украинской прессе как об одном из самых ярких представителей нового украинского искусства, объединившем радикальность уличных практик с буйством новой волны 1980-х.

Он также известен своей принципиальной позицией по поводу украинского искусства, которую транслирует в интервью и своих проектах. Последний на сегодняшний день проект Apl315 — открывшаяся в Одесском художественном музее 1 июня выставка граффити Terrible Kissers, в которой также приняли участие Eugor (Одесса), Storaz (Киев), Dmytro Mykytenko (Луцк), Void, он же Olie (Львов), и Stachu Szumski (Варшава). Они создали граффити прямо на стенах одного из выставочных залов музея, а по завершении выставки все работы будут уничтожены.

«В последнее время многие занимаются не своими делами. Им доверяют, например, одесский фестиваль муралов — в частности, человеку, который не имеет отношения к искусству. В итоге мы имеем наглядный пример того, как испортили город. Таких примеров в Украине предостаточно, в том числе в Киеве, где мэр доверяет исторический центр некомпетентному куратору. В целом это стремная тенденция, превращающаяся в ложь, которая повторяется раз за разом и становится правдой», — объясняет Apl315 концепцию проекта Terrible Kissers.

Bios (FAT315 Crew)

Автор многочисленных лекций о граффити-культуре. Начал рисовать в 2002 году. Попал в граффити-культуру, по его словам, классическим способом: увидел рисунки на улицах родного города и захотел сделать лучше. Сначала все это было на уровне забав одноклассников после уроков, а затем постепенно увлечение стало главной страстью. Bios считает, что многие поначалу идут в граффити, чтобы потешить свое самолюбие. И он сам начинал с чего-то подобного: «хотел быть крутым».

Теперь же Bios, скорее, расстраивает низкая амбициозность молодых художников, которых устраивает условная «известность у себя во дворе», будь то преображение облика разных городов своими работами или же нелегальный бомбинг поездов. Он убежден, что культуру двигает вперед постановка целей перед собой каждым из участников. Интересуется развитием классического шрифтового граффити, выделяет западноукраинскую сцену муралов, но в целом считает, что пока Украина не выразила себя в полной мере в международных масштабах. После 2014 года Bios побывал на европейских фестивалях Meeting of Styles Italy, Step in the Arena и I Love Hip-Hop в Нидерландах, Roskilde в Дании, посмотрел в Берлине практику sketch-circle. Теперь он регулярно участвует во встречах, посвященных граффити-культуре в Украине, делится своим опытом и мотивацией и в целом настроен возродить живое общение среди единомышленников. «Граффити — это в первую очередь комьюнити», — считает Bios.

Tonek (DMA / U.C. Crew)

Для Tonek все началось еще 12 лет назад, во время учебы в школе. Просто позвонил друг и сказал: «Братан, приходи ко мне, будем граффити рисовать». «Когда-то было важно показать себя на улицах: быть олл-сити, сделать много бомбингов на видных местах. Было больше конкурентов с интересным стилем. На сегодняшний день райтеров, которые могут что-то показать, едва на пальцах одной руки сосчитаешь. Хотя при этом все называют себя райтерами, а свои художества — граффити», — говорит Tonek.

«В целом граффити-культура (бомбинг, поезда, теги, стрелочки, вайлдстайл и т. д.) не изменилась. Просто много художников стали называть себя граффити-райтерами, искажая настоящее положение вещей. Для меня всегда самое интересное — это поезда. Здесь можно выделить все работы и акции и назвать их авторскими».

Это первый материал из серии, посвященной украинской граффити-сцене. В одном тексте объективно сложно охватить всех ключевых художников Украины, поэтому мы будем знакомить вас с ними постепенно. Смело предлагайте локальных героев в соцсетях или на media@u121238068.hostingerapp.com, если считаете, что о них нужно обязательно рассказать.

Ранее DTF Magazine и Pabst Blue Ribbon рассказывали об истории граффити, которая начиналась с переписок райтеров на стенах, вагонах поездов, и перекинулась на автомобили и другие городские объекты. Примерить на себя роль уличного художника могли все желающие на фестивале Tattoo Collection. Вместе с американским брендом и украинским муралистом они разрисовали целый минивэн, превратив его в арт-объект.

Смотрите, как это было:

Фото минивэна Pabst Blue Ribbon – Кирилл Васильев

Материал подготовлен при поддержке Pabst Blue Ribbon

Олесь Николенко