Леся Цуренко: «Мои отношения с теннисом не всегда складывались гладко»

Share

Лесе Цуренко 28 лет, и по итогам сезона-2017 она 42-я ракетка мира. В сотне лучших в WTA ее фамилия появилась четыре года назад, и с того времени Леся успела добраться до 1/8 финала US Open на своем любимом покрытии — харде, побывать на 29-й строке мирового рейтинга и выиграть три солидных турнира: в Стамбуле, Гуанчжоу и Акапулько. За неполный январь 2018-го в ее активе уже полуфинал турнира в Хобарте и выход во второй квалификационный раунд Australian Open, а впереди — соревнования в Катаре, ОАЭ и Мексике. 

DTF Magazine поймал теннисистку в короткое межсезонье в конце прошлого года и поговорил о спорте, детстве и, конечно же, Роджере Федерере

«М не бы хотелось, чтобы какие-то большие успехи пришли ко мне раньше, но наши отношения с теннисом не всегда складывались гладко. Я прекращала играть, потом возвращалась. Из-за этого было много травм, борьбы с физической слабостью и лишним весом.

Я родом из маленького города, где было всего-то несколько игроков за время, что я там тренировалась. Переехать возможности не было. В какой-то момент тренер перестал с нами работать, ребята разъехались, я осталась одна. Мне исполнилось 14 лет — тот возраст, когда самое время ездить по турнирам, а это стоит больших денег, которых у нас не было. Так я перестала тренироваться до 17 лет. Но у каждого человека свой путь. Теперь стараюсь не думать о прошлом, а концентрироваться на будущих успехах.

Мама старалась особо не связываться с теннисом и просила, чтобы я хорошо училась. А папа был частью моей теннисной жизни, но никогда не пытался стать моим тренером или превзойти его. Однако часто происходит, когда родители из-за невероятного желания, чтобы их ребенок играл, сами бросаются в спорт. Они не всегда могут сдерживать эмоции, часто злятся, слишком хотят побед, ребенок же чувствует давление — и все это приводит к конфликтам в семье.

О мотивации и деньгах

Да, спорт — жертва, но сознательная. Ты не съел какую-то конфету, пропустил чей-то день рождения, редко видишь любимых людей, нечасто бываешь дома, постоянно устаешь. Но это же мой осознанный выбор. Если бы я не любила это, я бы сказала: «Да ну его», — и осталась бы дома.

Что меня мотивирует? Я люблю спорт, это кайф, мне нравится даже ощущение усталости после тренировки. Это удовольствие. Меня не нужно заставлять идти в зал — наоборот, мне напоминают, что тренировка уже закончилась и надо бы дать организму передышку.

Теннис ради денег и славы? Вполне возможно, но моя мотивация другая: я вижу в теннисе возможность для саморазвития и самореализации, шанс сделать свой вклад в развитие украинского спорта. С другой стороны, я отдаю себе отчет, что так я еще и зарабатываю себе на жизнь — это моя профессия, срок в которой не такой длинный, нужно успеть что-то заработать. Когда заканчиваешь с теннисом, шансов зарабатывать такие же деньги либо гораздо меньше, либо вообще нет. Так что да, ради денег в теннис тоже играют, но в моем случае это пятый-шестой вопрос.

Однако мы не зарабатываем столько, сколько пишут. Точнее, зарабатываем, но и тратим очень много. 30% я сразу же отдаю в счет налогов, дальше — расходы на тренеров, команду, поездки. Ты платишь за все сам, из собственного кошелька.

А первая минута матча — это волнение, желание начать максимально правильно, красиво и верно.

Иногда, когда проигрываешь, помогает просто расслабиться и отпустить. Сказать себе: «Окей, я проиграла сет, у меня больше нет шансов». Ты расслабляешься, начинаешь играть гораздо свободнее и переворачиваешь игру в свою пользу.

Кто-то воспринимает перелет как событие, а в моей жизни — это обыденная вещь. Переезд — привычное дело, где самолет не более, чем такси. Даже большие смены часового пояса происходят почти безболезненно, потому что организм уже знает, что его ждет.

Но однажды наступает момент, когда ты больше не хочешь ездить, напрягаться и постоянно уставать, заниматься по пять-восемь часов — вот тогда ты заканчиваешь карьеру. Для меня этот момент не наступил, и я даже не знаю, когда он наступит.

Раньше 30 лет считали потолком спортивной карьеры, теперь игроки свободно выступают на высоком уровне и до 35. Чтобы так случилось, нужна грамотная работа с телом, чтобы было здоровье, и с психикой, чтобы не пропадало желание играть. Ведь чаще всего игроки заканчивают с теннисом или из-за проблем со здоровьем, или им надоедает постоянно ездить, бороться, напрягаться, быть на жаре или, наоборот, на холоде.

Радость от победы длится ровно один вечер. Потом накатывает усталость, а радость перетекает в уверенность, что ты можешь побеждать.

Возможно, агрессия и злость тоже работают на победу, но не в моем случае. Если они и появляются, то лучше перенаправить их в мяч, чем ругаться с судьей или разбивать ракетку. Хотя у всех по-разному. Я всего пару ракеток в своей жизни разбила, но зато с чувством, с толком, с расстановкой. Если уж я ломаю ракетку — значит, накипело.

Об индивидуальности и стиле игры 

Есть интересный стереотип, что теннисисты — это те же шахматисты, постоянно анализирующие игру и разыгрывающие «многоходовочки». А я не умею играть в шахматы и думаю, что вариантов в теннисе море. Можно сильно бить, много бегать и много укорачивать, постоянно делать разные удары, играть в очень рваном ритме. Или обладать одной лишь сильной подачей — как Иво Карлович, который держит свою подачу, и никто ничего с ним сделать не может. Но если бы теннис был построен исключительно на умной игре, тогда, наверное, да — шахматы и шахматисты.

Не стоит забывать, что ты личность и что так, как играешь ты, не играет никто. Я посмотрела «Борг против Макинроя». Там яркие примеры того, как по-разному игроки могут вести себя на корте. Сдержанный Борг и абсолютно сумасшедший, бешеный Макинрой. Одному помогало спокойствие, а другому — эмоции. Невероятные игроки, космические. Но не стоит ассоциировать себя с ними, переносить их опыт на себя. Ты — это ты. И играешь ты, а не Борг или Макинрой.

Федерер для меня — мифический супертеннисист. Чего стоит его одноручный бэкхенд! Неповторимой красоты удар, но он же частенько с него ошибается. Ему бы двуручный бэкхенд, и он бы стал вообще непобедимым.

Посмотрите, как обожают всегда сдержанного и умиротворенного Роджера Федерера. А есть эмоциональный и истеричный австралиец Ник Киргиос, которого любят и ненавидят одновременно. Даже комментарии после его игры делятся поровну — на любовь и ненависть. Ник не похож на других, раньше никто так себя не вел. Поэтому у него и есть эти 50% любящих его людей.

Глядя на Джоковича, Надаля, Маррея, которые бесконечно бегают по корту, понимаешь, что раньше физическая подготовка играла просто важную роль, а сейчас она на первом плане. Кроме того, важна моральная устойчивость. Это два основных момента современного тенниса. Когда я только начинала играть, первой ракеткой мира среди женщин была Мартина Хингис: укороченные удары, мягкая игра. Сегодня мягкая игра не поможет выиграть, по мячу нужно бить сильно, чего не получится без мощной «физики».

О боксе и других увлечениях

Ракетка — самое главное. Даже с кроссовками можно что-то решить, играть босиком, например. А вообще, набор предметов в моем тренировочном рюкзаке большой: мячи, ракетки, запасная одежда. В летнее время — головной убор и солнцезащитный крем, зимой — одежда с длинным рукавом. Что-нибудь от мозолей, потому что они выскакивают неожиданно, а поэтому маленькая косметичка-аптечка тоже должна быть в сумке. В моей «неспортивной» сумочке всегда лежит стандартный набор: телефон, кошелек, ключи. Еще бальзам для губ. Не знаю, почему, но он у меня должен быть. Влажные салфетки, что-нибудь полезное перекусить.

В этом году во время отдыха мне хотелось поддерживать форму так, чтобы тело было в тонусе, но мозг отдыхал от тенниса. И как-то сам собой возник бокс. Это сложный вид спорта, между прочим. Нужно переключить мозг, зрение и реакцию, двигаешься гораздо быстрее, чем в теннисе. На корте я игрок контратаки, лучше лишний раз побегаю, чем пойду вперед, а бокс учит меня напористости. Главный принцип здесь такой: не ударишь ты — ударят тебя. И это можно адаптировать под теннис.

Я слежу за спортивной модой и брендами. Повседневная мода волнует меньше, и мне очень не нравится, когда все начинают выглядеть одинаково. Это неинтересно. А вот на турнирах внимательно рассмотрю, кому какую форму дали, у кого цвет платья красивее. Я надеваю то, что дает мне мой бренд Lotto. В среднем получаю около четырех комплектов новой формы в год. Но все-таки главное, чтобы мне было удобно. Я люблю, когда на мне нужный размер, удобная модель, правильная длина юбки, мне нравятся длинные рукава. И чисто с эстетической точки зрения хочется, чтобы форма была красивого цвета.

Мне когда-то сказали: «Вспомни себя в пять-шесть лет, и ты поймешь, какая ты есть настоящая». А я была маленькая и очень серьезная. И с того момента ничего особо не поменялось, я тот же ребенок, даже характер сильно не изменился. Я жутко честная и до сих пор застенчивая»

Инстаграм Леси Цуренко
Читайте также:

Фото на обложке и видео: Настя Мош

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку 

Анна Цупко