Оператор «Додому» Антон Фурса о cъемках главного украинского фильма года

Антон Фурса — оператор самого обсуждаемого в этом году украинского фильма — «Додому». Премьера ленты состоялась на Каннском кинофестивале, а теперь она борется за попадание в шорт-лист «Оскара». Также Антон снимал третий сезон «Нюхача» — одного из двух украинских сериалов, купленных стриминговым сервисом Netflix. Есть в его портфолио клипы для Луны, Ивана Дорна, Джамалы и множество коммерческих рекламных видео.

«Додому» уже идет в украинских кинотеатрах. DTF Magazine поговорил с Антоном Фурсой о работе над этим фильмом, о факапах и цитировании других лент

 Западные издания ScreenDaily и Hollywood Reporter отмечали твою операторскую работу. Но визуально «Додому» похож на последний короткий метр Наримана Алиева «Без тебя» (Алиев — режиссер фильма «Додому». — Прим. DTF Magazine). Что лично ты привнес в изобразительное решение ленты?

— Мы сразу решили, что будем делать кино в максимально простой манере. История сама по себе несложная. Поэтому мы не ставили перед собой цель насытить кино максимальным количеством сверхвычурных решений. Знаешь, типа снимаем поэтическое кино, и оно такое непростое. 

Это роуд-муви, где люди едут из точки А в точку Б. Обстоятельства — конкретная страна, город Киев, из которого герои едут в Крым. В Крыму — вот такие ландшафты и природа, в Киеве — вот такая архитектура и свет. Мы просто запечатлели действительность, которая нас окружала.

— То есть сами локации диктовали выбор визуальных решений?

— Скорее, они. Когда мы приехали искать локации в Геническ, я первый раз попал в эти края. Это степь. Выходишь на улицу, а там просто линия горизонта — видишь все на десяток километров вперед. Ни одного дерева.

Я постоянно говорил Нариману, что нужны какие-то вертикальные объекты для того, чтобы было интереснее. Потому что у нас только земля и небо — плоская картинка. Мы смеялись по этому поводу, и так пришла идея поставить дерево.

Оно стоит в первом кадре фильма. Его припер хер знает откуда наш художник-постановщик Влад Одуденко ради одного-единственного плана. Получился такой образ: одинокое дерево стоит в поле на берегу озера. И вышел красивый постер к фильму.

«Получился такой образ: одинокое дерево стоит в поле на берегу озера. И вышел красивый постер к фильму»

— Какие у вас вообще были факапы?

— Хочется сказать, что этот фильм состоит из идей, которые не сработали. У Дэвида Линча есть отличная фраза: «Если бы вам дали неограниченные возможности по времени и денежным ресурсам, то, скорее всего, вы бы никогда не сняли кино».

В первый съемочный день мы снимали сцену в морге. В общем, вроде бы все придумали, у нас была раскадровка, но, когда мы пришли на объект с актерами, что-то начало не клеиться. И это первый съемочный день, знаешь. Я как сейчас помню: мы стоим с Нариманом и вторым режиссером за пределами локации и заново рисуем расстановку актеров, пытаемся придумать, как они будут органично жить в локации. Победили и сняли.

«Если бы вам дали неограниченные возможности по времени и денежным ресурсам, то, скорее всего, вы бы никогда не сняли кино»

Съемочная команда фильма «Додому»

— В своих интервью Нариман упоминает среди референсов работы турецкого режиссера Нури Бильге Джейлана и «Древо жизни» Терренса Малика. На что вы еще ориентировались?

— Еще у нас был интересный референс «Старикам здесь не место». Никто не находит «Додому» похожим на этот фильм. Тем не менее мы почерпнули оттуда историю со светом в пустыне. Там есть такой момент, когда герой приезжает в пустыню, а кадр поделен на теплый низ — земля и песок и холодный верх — небо.

Если ты видел короткометражные фильмы Наримана, то там штука в том, что они сняты в свободной манере. Очень живая камера, хаотичный монтаж, который склеивает хронологию событий только к концу истории.

Когда мы сделали «Додому», Нариман сказал: «Я в шоке, что мы сделали суперклассическое кино с хронологическим развитием истории. У меня вообще не было такого намерения, но получилось вроде неплохо».

— Как тебе работалось с Нариманом Алиевым? Было место для творчества?

— У нас с Нариманом получился очень прикольный тандем. Мы были знакомы задолго до начала работы над «Додому» и несколько раз пытались вместе поработать. Когда мне позвонил Вова, продюсер фильма, и сказал, что запускает с Нариманом полный метр, я сразу понял, что буду это делать.

Бывает, с кем-то работаешь, и у вас такие сугубо рабочие отношения, вы не позволяете себе переступать их границу. В случае с Нариманом в этом плане было очень комфортно. Мы много шутили на тему того, что делаем. В этой легкой непринужденной обстановке достаточно просто придумывать какие-то решения.

— Ты говоришь, что было весело, но ведь фильм совсем не веселый.

— Да, что есть, то есть. Мы недавно виделись с другими ребятами из команды, которые только посмотрели фильм. Они говорят, что не понимают, как можно было в такой обстановке сделать настолько грустный фильм.

Антон Фурса на съемках фильма «Додому»

— Какой кадр у тебя получился лучше всего?

— Это, наверное, последний кадр фильма. Что примечательно, мы сделали всего два дубля. В монтаж вошел первый, который хуже с технической точки зрения, но лучше с актерской. Когда мы сидели с группой и смотрели на большом экране первые варианты цветокоррекции, я увидел эту трясущуюся камеру и подумал: «Кошмар, люди же будут сидеть и смотреть».

Даже в Каннах, когда включился последний кадр фильма, весь такой дрожащий, я думал: «Все, кошмар». Включается свет, люди встают, аплодируют, к нам подходит плачущая женщина, обнимает Наримана… И я думаю: «Ну, значит, все правильно». На месте режиссера я бы поступил так же — взял в монтаж лучший с актерской точки зрения кадр, потому что это история про них. Все, что мы делаем вокруг, важно, но есть вещи и поважнее.

— А как проходила съемка на рынке? Вам не мешали люди, которые там работали?

— На рынке к Ахтему Сейтаблаеву (играл одного из главных героев фильма. — Прим. DTF Magazine) постоянно подбегали женщины и просили у него автограф. Периодически казалось, что они сорвут съемку. В остальном все было очень просто и круто.

Когда ты работаешь в таких местах, важно, чтобы актеры просто хорошо делали свою работу. В работу киноактеров, в отличие от театральных, входит многое из того, что у нас зачастую не делают. Например, из дубля в дубль нужно становиться в одни и те же точки и делать одни и те же действия. Потому что есть монтаж, и если в одном кадре ты поднял правую руку, а в другом левую, то это просто не смонтируется. Здесь огромный респект актерам: и Ахтему, и Ремзику.

Съемки фильма «Додому»  

О работе с Дорном, Луной и Джамалой 

Съемки клипа Луны
Клип Ивана Дорна, оператор — Антон Фурса
Клип Джамалы, оператор — Антон Фурса

— Ты снимал клипы Луне, Дорну, Джамале, другим исполнителям. Тебе близко творчество этих людей? Или это неважно при работе над музыкальными видео?

— Ты задал вопрос, и я понимаю, что, получается, работаю с людьми, которые мне близки, и мы с ними делаем вещи, нравящиеся и мне, и им. И у нас все получается.

У Дорна, например, режиссерское образование. Он учился в Карпенко-Карого, и поэтому у него всегда были не то чтобы режиссерские амбиции… Он в этом плане очень простой чувак, доверяет режиссерам, с которыми работает. Что прикольно, Дорн постоянно снимает с разными ребятами.

Мой друг недавно бомбанул ему клип. Это была какая-то малобюджетная съемка, и было очень холодно. Друг рассказывал, что Ваня бегал по площадке и помогал собирать дрова, чтобы разжечь костер.

Какое-то время назад делали для «Луны» клип с режиссером Андреем Рубцом. Сняли его на пленку. Недавно приехал материал с проявки. Получилось очень красиво, все довольны. Опять-таки, это банда своих ребят, с которыми я готов врываться постоянно. Важно найти своих людей.

Андрей Рубец — это выдающийся любитель нуара. У него все мрачное, темное, чем темнее, тем лучше. Мне тоже такое нравится. Поэтому нам легко вместе работать. К Андрею Рубцу не обратится какой-то поп-исполнитель для того, чтобы полететь на Ибицу и снять солнечный клип в пальмах. Нет, у него все истории с очень драматичной нуарностью, несчастными женщинами и все такое.

Клип Луны, оператор — Антон Фурса
Антон Фурса 

— Ты слушаешь музыку тех, для кого снимаешь? Например, Alabama Shakes?

— С Alabama Shakes была вот какая история. Они объявили тендер. Мол, у нас есть трек, мы хотим, чтобы люди из разных стран сняли на него клип, и мы потом выберем, какой из них станет официальным видео на нашу песню.

Мы с другом придумали историю и сняли всю эту тему. Они не выбрали наш клип. Так что, в принципе, это не музыкальное видео для Alabama Shakes. Оно у меня очень долго было скрыто в Vimeo, но вот уже прошло много лет, и я решил: а что, красивый этюд под музыку Alabama Shakes. Пусть лежит.

— А ты работал бы с теми, кто тебе неприятен, за хорошую цену?

— Я весной снимал рекламный ролик в Барселоне для китайского клиента. Никогда раньше не работал с китайцами. На площадке царил перманентный хаос. Люди увольнялись, потому что не выдерживали. Я бы тоже так сделал, но находился не в своей стране. Глупо, если бы я уволился и поехал в гостиницу ждать своего рейса.

Один из парней на площадке рассказал историю про своего друга-оператора, которому часто предлагают работать в Китае. Его это достало, и однажды, чтобы от него отцепились, он задвинул какой-то тройной гонорар. Но ему сказали: «Окей, мы тебе заплатим, просто приезжай к нам».

С тех пор он постоянно ездит в Китай, просто за тройной гонорар. У каждого есть своя стоимость, и я слукавлю, если скажу, что деньги меня совсем не интересуют, я свободный художник, готовый есть овсянку. Скорее, речь идет о балансе. Иногда ты делаешь коммерческие истории, которые позволяют тебе купить хлеб, иногда снимаешь творческие истории для себя, пополняешь шоурил, и сам процесс — чистое удовольствие.

— Какие у тебя амбиции? Стать лучшим оператором? Или уже засматриваешься на режиссерское кресло?

— Я стал часто об этом задумываться. Для начала хочу попробовать себя в каких-то коротких формах, сделать мьюзик-видео как режиссер. Недавно мы снимали с моим товарищем-оператором клип для Джамалы. Но у него есть пара режиссерских работ, и его пригласили в качестве постановщика. Мы шутили, что на следующем клипе Джамалы поменяемся местами.

О съемках рекламы для брендов и украинского сериала «Нюхач»

Реклама украинского бренда Riot Division, оператор — Антон Фурса

— Ты снимал рекламу для разных брендов. Бывали случаи, что ты прямо горел желанием поработать с этой компанией?

— Хочется работать с брендами, которые делают какой-то крутой стафф. Типа Nike, Adidas, автомобильные компании. Автомобильные бренды — это прямо хай-энд, для них рекламные ролики снимает отдельный тип режиссеров и операторов, туда так просто не попасть. Тем более что на нашем рекламном рынке такой вид рекламы не снимается: она вся производится в Европе.

«Снятая в Киеве реклама — это все сервисные проекты, которые бренды могли бы снимать и там. Но потому, что у нас круто, дешево и сердито, приезжают сюда. А весь креатив и мозги оттуда»

— Недавно многие медиа как раз облетела новость о рекламе BMW, которую сняли в Киеве.

— Да, но важно понимать, что это реклама не для локального рынка. Это все сервисные проекты, которые они могли бы снимать и там. Но потому, что у нас круто, дешево и сердито, приезжают сюда. Весь креатив и мозги оттуда.

Возвращаясь к вопросу о желаниях. Я недавно снимал рекламу с режиссером четвертого «Перевозчика» Камилем Деламарром. До того, как мне предложили делать с ним ролик, я не знал, что мне этого хочется. А когда предложили, мне очень захотелось с ним работать.

— Хотел спросить еще про сериалы. Ты снимал третий сезон «Нюхача». Это вообще одно из двух шоу, проданных на Netflix (второе — «Слуга народа». — Прим. DTF Magazine). Как ты влился в проект и как тебе работалось там?

— Я очень осторожно отношусь к украинским сериалам, но я знал, что этот лучший. Штука в том, что до меня второй сезон снимал британский оператор, дедушка, знакомый с Роджером Дикинсом. Поэтому когда я заходил на производство, было волнующе. Но мы сошлись с режиссером.

Я многому научился у Артема Литвиненко и благодарен ему. В интервью принято говорить такие вещи, но это абсолютная правда. Я периодически имел дело с выпускниками нашего киновуза, которые летают в облаках и научены тому, что режиссура — это только про творчество. Они не имеют никакого понятия о том, как устроен процесс производства, поэтому им довольно сложно, приходится перестраиваться и осознавать, что есть мир ограничений, рамок бюджета и технических возможностей. С этим всем тоже нужно жить и справляться. И Артем очень круто это делает. Он один из немногих режиссеров, которые относятся к своей профессии как-то здорово прагматично.

Снимать «Нюхач» было несложно. Иногда один съемочный день непросто выдержать, а тут их было 82. Это все опыт. Ты многому учишься на таких площадках, а если пережил проект, то потом можешь спокойно спать перед съемками. Ты засыпаешь, зная, что все получится. Но «Нюхач» в плане сериального производства — это исключение.

«Додому» уже идет в украинском прокате. О нем и других фильмах, которые не стоит пропускать в ноябре читайте в нашем гайде.  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Алекс Малышенко