Как Нижнеюрковская стала центром ночной жизни Киева

К огда-то таксисты удивлялись, высаживая пассажиров по адресу Нижнеюрковская, 31, у проходной бывшей лентоткацкой фабрики. Теперь же большинство из них уверены, что твой пункт назначения — клуб Closer, что часто справедливо, но не всегда. Во-первых, Closer — это не только и не столько клуб, но и арт-центр. Во-вторых, здесь уже давно обосновалось столько проектов, что сама фабрика превратилась в культурный кластер.

Тут и театр, и радио в контейнере, и фотостудия, а с недавних пор — еще и тату-студия плюс, конечно, несколько пространств, где проводят концерты и вечеринки. Словом, настоящая кроличья нора, куда можно провалиться на все выходные. DTF Magazine рассказывает об экосистеме Нижнеюрковской

Ленты здесь шили еще с 1930-х годов, а вот обретать свой нынешний облик арт-резиденции Киевская лентоткацкая фабрика начала в 2013 году. К этому времени производство пришло в упадок, площади сдавали под различные офисы или студии, но заметных культурных проектов здесь еще не было. Так что четверо друзей, которые искали площадку, где могли бы заниматься музыкой, нашли локацию еще довольно необжитой и тихой. Ну, почти.

«Перед КПП был ангар, где происходили какие-то вечеринки. Страшное место было. Мы иногда шли на Нижнеюрковскую и наблюдали, как оттуда вылазят чуваки, вот в прямом смысле вылазят. Мы думали: хм, странненький райончик, ну ладно»,

— так вспоминает свои первые месяцы на Нижнеюрковской Вова Королев, один из основателей пространства ШООМ

Примечание DTF Magazine: на вечеринках в ангаре перед КПП в свое время играли, например, некоторые из нынешних резидентов Closer, а также Слава Лепшеев, группа «Людська Подоба» и другие. Постеры тех вечеринок, можно посмотреть здесь.

Пространство ШООМ

Новые арендаторы сами сделали ремонт и заселились в бывший цех фабрики. На самом деле они затеяли все это еще и ради того, чтобы их барабанщик наконец смог съехать от родителей, а найти обычную квартиру было бы не так интересно. Пространство превратили не просто в жилье, но и в студию, в которой стали записывать музыкальные лайвы — мечтали делать видео, как в проекте From the Basement.

Пространство ШООМ / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Через полтора года барабанщик съехал, оставив ШООМ друзьям. А вот правило, что в студии нужно разуваться, работает до сих пор. Локацию часто сдают под квартирники, дни рождения и прочие мероприятия, но открытых вечеринок не устраивают, поэтому о ШООМ знают гораздо меньше, чем о его известном соседе.

На вечеринках в Closer Вова был всего дважды. Говорит, понравилось: отличная атмосфера и публика, просто не его формат музыки. Так что в клубы по соседству он заходит, чтобы просто поговорить со знакомыми. Чаще появляется на джазовых вечерах на «Лесном причале» (летний танцпол арт-центра Closer. — Прим. DTF Magazine).

Loft 31

фотостудия

Пространство, где теперь Closer, смотрели и другие арендаторы фабрики — фотостудия Loft 31. Но сторона оказалась несолнечной, поэтому место выбрали в другой части — так в тот же год в соседних дворах практически одновременно образовались два проекта.

«Живем по-соседски. Мы можем зайти в Closer за стульями, они к нам после вечеринки — на чай. Часто у нас, например, клип снимают, сняли все к полуночи — и идут на вечеринку к ним», — рассказывает Антон Софийченко, сооснователь Loft 31. Да и залы фотостудии часто сдают под частные вечеринки.

Closer 

арт-центр 


Сооснователь Closer Сергей Яценко рассказывает, что к этой локации присматривались долго. Вспоминает, что, когда первый раз приехали сюда, тут еще снимали площади гробовщики:

«Давным-давно, когда мы еще искали помещение, а они сидели здесь, мы думали: ну как же мы построим Closer, а рядом с нами будут гробы делать? Потом еще раз приехали где-то через год, а у них уже часть помещения свободна»
Вход в Closer / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
Фейсконтроль Closer / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Со временем гробовщики съехали, а команда Closer обосновалась здесь всерьез и надолго. Сначала обустроила Лесной причал — тогда еще только саму террасу-палубу без всех пристроек и надстроек, которыми она обросла с годами. А осенью 2013-го доделали ремонт в помещении и запустили сам Closer.

Лесной причал

Лесной причал / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
Лесной причал / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
Одна из зон отдыха на Лесном причале / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Наряду с вечеринками здесь стали проходить и выставки локальных художников. Потом освободилось еще одно пространство на третьем этаже, куда переехала галерея. Впрочем, третий этаж служит дополнительным танцполом, где играют темную и жесткую музыку, на фестивалях и крупных вечеринках. А на месте первого галерейного пространства появилась «светлая сторона» Closer — Sofa Store.

Sofa Store

Closer Records Store

История Sofa Store началась с диванов — тех самых, которые все так любят занимать на вечеринках. Их Сергей Вэл, еще один сооснователь Closer, и Дина Багаева искали на европейских барахолках. После бесчисленных вопросов знакомых, где взять такой же, решили запустить проект по поиску и продаже винтажной мебели. Но в итоге сделали из Sofa Store нечто гораздо большее, чем магазин диванов.

Sofa Store / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Во-первых, здесь можно купить не только винтажную мебель, но и предметы интерьера и декор от украинских дизайнеров, во-вторых — поработать как в коворкинге. Кроме того, здесь стали проводить мастер-классы и небольшие вечеринки совместно с поселившимся в этом же помещении Closer Records Store. Это виниловый магазин, который открыл резидент Closer Андрей Шаколин.

Closer Records Store / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Кстати, когда Closer объявил о запуске собственного лейбла Clommunity, многие узнали, что у них, оказывается, уже несколько лет есть и своя студия. Там работают резиденты и друзья-музыканты арт-центра.

Еще один важный проект Closer — Savage Food, выросший из кафе во дворе в полноценный ресторан с вегетарианскими блюдами и барной картой. Его придумал резидент Алекс Саваж. Дизайном интерьера занималась основательница Sofa Store Дина.

После запуска ресторана многие шутили, что на Нижнеюрковской осталось только хостел открыть. И вот Сергей Яценко подтверждает, что планы сделать хостел действительно есть, нужно только дождаться, пока на фабрике освободится нужная площадь. Да и еще несколько идей ожидают свободных квадратных метров. Пока что расширяться некуда: так уже два фестиваля, которые изначально родились в стенах лентоткацкой фабрики — Brave! и Black! Factory — команда Closer теперь проводит на территории завода «Киевметрострой». Но как только кто-то съедет — можно ждать новых проектов.

Читайте также: 40 часов музыки: как прошел третий фестиваль Brave! Factory в Киеве

Euthanasia Sport

тату-студия

Tsaptsarap

галерея

Так, например, получилось с пространством, которое теперь занимают тату-студия Euthanasia и галерея Tsaptsarap. Как только отсюда съехала полиграфия, команда Closer тут же взяла его в аренду.

Euthanasia / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Сергей Яценко написал в Facebook, что ищет варианты, чем заполнить новое место. Среди прочих откликнулся Слава Кононов, основатель Euthanasia Sport. Славу многие из команды знают давно, так что эта коллаборация была предрешена. А до открытия Tsaptsarap пространство успели задействовать как еще одну площадку на фестивале Strichka в мае.

Вообще, Strichka уже давно стала чем-то вроде фестиваля всей Нижнеюрковской, так как под это событие арендуют практически все доступные пространства во дворе: Otel’, Mezzanine, теперь уже и Metaculture с Euthanasia Sport. Даже ШООМ последние три года участвует: поскольку у локации совсем другой формат, здесь делают не сцену, а чайную и чил-зону.

Фестиваль Strichka во внутреннем дворе на Нижнеюрковской / Фото: Closer 

Шоурум 24:00

Лада Сад

Летом 2014-го прямо по соседству с Closer открылся шоурум украинских дизайнеров 24:00, который работает и по ночам во время вечеринок. Когда основательница шоурума Лада Нерезова вселилась сюда, она обнаружила замурованную дверь, которая вела на площадку за «Лесным причалом». На следующее лето друзья помогли сделать выход и благоустроить сад-террасу: сделали мост надо рвом, повесили качели, поставили лавочки, высадили различные растения. Получился своего рода оазис, который назвали Лада Сад.

Шоурум 24:00 в Closer / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
«Раньше я делала там дневные вечеринки, потом стала заниматься йогой, интересоваться чаем, поэтому „Лада Сад“ превратился в чайную. Я трансформируюсь — и он меняется вместе со мной. И если еще в прошлом году сад был шумный и яркий — костюмы, пайетки, разные люди, — то в этом он стал максимально спокойным»
Лада Сад на территории Closer  / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Mezzanine

История Mezzanine началась вскоре после появления Closer. Тогда две организации, занимающиеся концертами, искали что-то вроде арт-офиса. Им порекомендовали свободное пространство на третьем этаже. В итоге ребята заселились и провели первую вечеринку совместно с Closer на Новый год. Запустились все же не как офис, а скорее как бар.

Вход в пространство Mezzanine / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

«Когда мы открылись, в стране все изменилось, начался Майдан. Тогда многие иностранцы отказывались ехать в Украину, потому что никто не понимал, что происходит. Мы переключились с зарубежного рынка на местный, у нас начали выступать локальные группы, стали проходить вечеринки — так и понеслось», — вспоминает Тарас Химчак, один из основателей пространства. Теперь в Mezzanine проходят концерты с участием как местных, так и с зарубежных музыкантов, вечеринки, кинопоказы и лекции.

Одна из вечеринок в Mezzanine / Фото: Mezzanine
Сцена Mezzanine / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Otel’

клуб

В конце того же 2013-го Паша Дергачев и Женя Костенко искали помещение под репетиционную базу. О существующих здесь «Лесном причале» и ШООМ не знали, но локация и атмосфера понравились, арендодатели оказались лояльными, так что в ноябре было снято помещение, которое все теперь знают как Otel’. Само название происходит от слова «котельная», которая здесь раньше и размещалась.

Верхний зал Otel’ / Фото: Данил Привет для DTF Magazine
Нижний зал Otel’ / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Дергачев и Костенко сами сделали какой-то базовый ремонт: залили пол бетоном, убрали плитку в потеках со стен, купили звук. И на этом моменте деньги закончились. Четкого плана, как превратить все это в репетиционную базу, не было — только желание. Но вот друзья из Pute-fute предложили провести вечеринку под названием «Непогано». Затем в Otel’ зашел Слава Лепшеев, который как раз искал помещение для своей новой серии вечеринок. Так что первая «Схема» прошла именно в Otel’.

Вечеринка Veselka в Otel’ / Фото: Veselka
Фото: Фейсбук Otel’

Как и в истории с Mezzanine, формат Otel’ сложился сам собой. О репетиционной базе уже не думали, стали постоянно проводить вечеринки и параллельно доделывать ремонт.

«Вначале у меня были мысли как-то все вокруг облагородить, сделать все эти фонарики-лампочки, но потом я понял, что это все голимая возня. Это же фабрика — и в этом и есть прикол. Хочется, чтобы она и оставалась фабрикой с этой странной проходной и дядьками, которые постоянно там смотрят телик. Чтобы был момент контраста, благодаря которому все, что здесь происходит, выглядит еще более насыщенно. Как на ДВРЗ — в смысле, попадаешь сюда и ощущаешь себя уже словно не в Киеве. Будто у тебя клуб где-то в горах, но в центре города».

PostPlayТеатр

PostPlayТеатр — не самый очевидный сосед Closer, Mezzanine и Otel’, многие посетители вечеринок до сих пор о нем не знают, хотя он здесь с 2015 года. Это независимый театр, основанный драматургами Дэном и Яной Гуменными, режиссерами Галиной Джикаевой и Антоном Романовым. Позиционирует себя как «критический», то есть концентрирующийся на острых и даже болезненных темах. Например, стартовал он со спектакля «Ополченцы». Теперь на его базе работает школа уличного театра и перформанса, а также школа драматургов, скоро запускают школу режиссеров.

А на последней Strichka PostPlay устроил спящий перформанс — в воскресенье актеры ходили между танцующими и укладываться спать где придется.

Перформанс PostPlay на фествиале Strichka / Фото: Стас Юрченко, PostPlay Театр

Виктор Янкаускас, директор по коммуникациям театра, говорит, что театр отлично вписывается в атмосферу Нижнеюрковской: «Ненавижу слово „андеграунд“, но здесь все своего рода маргиналы от своих сфер. Глобально мы тут не для того, чтобы зарабатывать деньги, а для того, чтобы высказаться, делиться своей идеей. Можно было бы подумать, что театр — это что-то более возвышенное, чем клуб, но мне категорически не нравится такое разделение — мы здесь все про искусство. Очень удачная формулировка „культурный кластер“, потому что мы на самом деле дополняем друг друга». 

ЮГА

киномастерская


Еще одна не самая известная, но важная локация здесь — киномастерская ЮГА. Художник по костюмам Юля Гаврилова переехала на фабрику четыре года назад по совету друзей из Closer. Говорит, на момент заселения у нее было около 10 000 единиц одежды и аксессуаров, сколько теперь — сложно сосчитать. Некоторые из костюмов можно увидеть на маскарадах в Closer, а еще — по телевизору, так как Юля сотрудничает со многими телешоу.

Недавно они с Ладой из 24:00 запустили совместный проект Smart Wardrobe, который базируется здесь же, в киномастерской. Суть в том, что вы можете обратиться к стилистам, которые помогут разобраться с гардеробом.

20ft Radio

Прямой эфир программы «Каштан» Веры Логданиди/ Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Соседний двор, где работает Loft 31, всегда был намного тише и спокойнее, но ребята из 20ft Radio привнесли туда жизнь, особенно когда прошедшим летом сделали террасу возле онлайн-радио в контейнере. Кстати, там размещается не только радио, но и шоурум бренда рюкзаков Pilsok.

20ft базируется здесь с начала 2017 года, так что последние несколько лет его основатели могли наблюдать, как фабрика обживается все больше. Да и сами они сделали много для этого. Теперь люди стали приходить на Нижнеюрковскую до вечеринок, слушать открытые эфиры, на которые приглашают как местных, так и зарубежных диджеев и продюсеров.

Контейнер 20ft Radio / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Участники команды периодически ходят на вечеринки к своим соседям, смотрят, кто играет, приглашают интересных артистов к себе на эфиры. Сами планируют однажды сделать вечеринку в Mezzanine. Говорят, тут действует взаимовыручка, все друг другу помогают и что-то одалживают — от отвертки до сабвуфера.

«Каждая формация индивидуальна и неповторима — от воздушного Mezzanine до земного Otel’. Просто каждый здесь трудится над своим кусочком, из которых получается одно большое нечто».

Metacultura

арт-пространство, клуб

Metacultura — еще один новичок на фабрике, проект запустился здесь только весной. Открыл культурный центр француз Антон Бангура вместе с партнерами. Здесь проходят выставки, лекции и вечеринки. Недавно Антон сообщил, что хочет немного отойти от ночной жизни, и устроил последнюю вечеринку в Metaculture. Он уточняет, что пространство не закрывается и продолжит функционировать как арт-центр, только уже с другой командой. Скоро обещают рассказать подробности.

И это далеко не все проекты и бизнесы, обитающие на территории фабрики. Иногда кажется, что она бездонная. Например, в небольшое помещение возле Closer недавно заехала ресайкл-мастерская. Самому же арт-центру расширяться пока некуда, так что теперь решили привести в порядок чердак, где хранятся декорации с вечеринок и фестивалей. Еще думают сделать там теплицу для растений, потому что озеленением «Лесного причала» уже давно занимаются всерьез. Декор же планируют сдавать в аренду. У Closer, кстати, есть несколько небольших мастерских, где это все и производят.

Лесной причал / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

Все это время на территории сменяются художественные или звукозаписывающие студии, репетиционные базы, а также работают офисы и проекты, которые нельзя отнести к категории арта. Например, на фабрике давно и прочно обосновался довольно серьезный теннисный клуб «Гурман».

Также на территории периодически кто-то буквально живет — от электриков до основателей всех этих творческих студий. Например, Иванка Гавлюк из команды Closer вспоминает период жизни на Нижнеюрковской, 31, как один из самых продуктивных, но вместе с тем непростых. «Ты можешь делать все, что захочешь, когда угодно. Например, одно время я изучала, как свет преломляется от разных материалов. И я выстроила себе двухметровую конструкцию из металла и пластика, там какие-то коробки, чайники были. В квартире такое сделать сложно, а тут же лофт в подвальном помещении. И музыку можно слушать в любое время. Но в какой-то момент захотелось элементарного комфорта».

Барахолка винтажных вещей / Фото: Роман Матчин
Барахолка винтажных вещей / Фото: Маша Волкова 
Барахолка винтажных вещей / Фото: Маша Волкова

Дворы здесь уже тоже живут своей жизнью. В том, который возле Closer, проходят барахолки и теннисные турниры от 4Fingers, небольшие вечеринки, а в период Strichka он становится полноценным танцполом. Или же подиумом и сценой, как на открытии Euthanasia. 

Открытие Euthanasia, сентябрь 2019 / Все фото — Алексей Духно для DTF Magazine

Застать здесь кого-то можно и вне всяких мероприятий. Правда, не всем кажется, что это удачное место для отдыха. «На фабрике кругом парковки, раздолбанный асфальт, пыль, мусор и отсутствие облагороженных чил-зон, кроме нескольких лавок под каштанами. Пока, к сожалению, тут нечего делать, когда нет вечеринок, кроме разрисовки стен. А чтобы тут можно было проводить время приятно и с пользой, необходима заинтересованность каждого в развитии фабрики как целостного арт-кластера», — делятся ребята из 20ft.

Например, в этом году жителей Нижнеюрковской объединила придуманная диджеем Александром Зеленко инициатива «Дорогу молодым». Идея в том, чтобы собрать деньги и отремонтировать дорожное покрытие на подъезде к фабрике. Город пока с этим не помогает, а преодолевать последние метры до проходной, усеянные ямами, становится все сложнее. Поэтому на Нижнеюрковской провели несколько благотворительных вечеринок и с помощью краудфандинга надеются в итоге решить этот вопрос.

Вход на Нижнеюрковскую,31 / Фото: Данил Привет для DTF Magazine

В целом же жители Нижнеюрковской определяют свои отношения как добрососедские и даже дружеские, пусть и с неизбежными компромиссами.

«В конце концов, мы все кормим одну и ту же кошку, только там она Настя, а у нас — Михаил Юрьевич», — замечает Витя из «PostPlayТеатра». 

Кстати, кошку Настеньку, постоянную обитательницу и настоящую легенду Нижнеюрковской, действительно можно встретить не только в Closer, но и практически на любой локации фабрики. А недавно тут появился еще один рыжий кот, так что, возможно, в этом кластере будут жить уже два талисмана. Хотя еще вот у ребят из Euthanasia обитает змея. Но животный мир Нижнеюрковской — это уже другая история.

Фото: Денис Наконечный 

Текст: Ира Грищенко 
Фото: Данил Привет

Не пропустите наш гайд по улице Рейтарской


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ира Грищенко