Ким Кардашьян строит бьюти-империю. Что еще мы узнали из ее нового интервью

Когда Ким Кардашьян решила выйти за пределы рекламы и запустить собственный бренд, многие отнеслись к такой идее скептически, утверждая, что у неопытной звезды без профильного образования ничего не получится. Однако в первый же год косметика принесла ей доход в размере более ста миллионов долларов.

Имран Амед, основатель и главный редактор издания The Business of Fashion, в течение нескольких месяцев проводил интервью со звездой, в ходе которого Ким рассказала о рабочей этике, страхах и желаниях, а также о громадном «конвейере», безустанно производящем тонны контента для все разрастающейся силы, которой в современном медиапространстве стало семейство Кардашьян. DTF Magazine выбрал и перевел самые интересные моменты интервью

Об обязанностях

«Теперь я нахожусь в усиленном рабочем режиме. Я еще никогда не работала так усердно. Когда-то я просыпалась во время медиатуров, делала прическу и макияж в три утра и выходила в эфир в пять. И я думала, что это была сложная работа. Теперь же я будто жонглирую отношениями, детьми, материнством, работой — и это уже совсем другой опыт»

Об идее собственного шоу

«Я работала в офисе отца много лет, но у меня не было карьеры, и мне не нравился колледж. Я училась четыре года, но так и не окончила его. Я просто сидела там и думала: „Чем же я буду заниматься?“ Когда я была маленькой, мне всегда — и это самое странное — нравилось реалити-шоу The Real World на MTV. И как-то раз я сказала лучшему другу отца, который также был менеджером: „Ты должен быть моим менеджером, а когда мне исполнится 18, я пришлю свою запись на The Real World, потому что я должна быть на этом шоу“. Это было оно! Как щелчок в голове. Это то, чем я хотела заниматься. А потом продюсеры, которые делали The Real World, занялись моим шоу — это все похоже на замкнутый круг»

О важности семьи

«Моя семья сыграла большую роль в шоу «Keeping Up With Kardashians». Помню, когда мы только обсуждали идею, я присутствовала на всех собраниях и каждый раз задумывалась о том, что меня это не сильно возбуждает. И мне нужна семья, чтобы это сработало. Телеканал возражал, считая, что в таком случае у шоу будет слишком много персонажей. Но мы настояли: „Нет, это наша динамика — либо так, либо никак иначе“»

От DTF Magazine. Участие в реалити-шоу принимают все члены семейства Кардашьян — Дженнер, а также другие гости, включая бойфрендов сестер, среди которых и Канье Уэст. В октябре прошлого года телеканал E! продлил шоу на пять сезонов, а стоимость сделки, согласно информации таблоида TMZ, составила 150 миллионов долларов.

О публичности

«Конечно, не каждому это под силу. Это ломает многих людей. Временами и я чувствую себя перегруженной. Люди думают, что у тебя нет права сохранять что-либо в секрете, а твою жизнь считают публичной, выставленной напоказ. Моя карьера совпала со временем, когда социальные сети только начинали развиваться, — и это стало моим преимуществом. Я смогла извлечь из этого выгоду».

От DTF Magazine. Стоимость платного поста от Ким Кардашьян в Instagram — около 500 тысяч долларов.

О критике инфлюенсеров

«Люди говорят это обо мне все время. И что же ты делаешь, когда ты известна всего лишь своей известностью? Окей, я тому пример, но разве это имеет значение? Это определение всегда казалось мне глупым. Даже если они [инфлюенсеры] в первую очередь известны своей известностью, они все равно важны. Люди все равно прислушиваются к их советам, прислушиваются ко всему, о чем они говорят, и неважно, о моде или об активизме. Они очень важны.

Нужно быть сильной, чтобы выдержать все негативные комментарии, всю негативную энергию, направленную на тебя, потому что, оказавшись здесь, ты поймешь, что сама природа интернета в том, что каждый захочет тебя ненавидеть. Эта энергия троллинга, которую все изливают здесь [в интернете], — с ней очень сложно бороться. Это очень, очень сложно.

Ты можешь начать прямо сейчас, имея хороший план для соцсетей, однако для этого нужно много усилий. Мне кажется, выйти на YouTube и заставить это работать… инфлюенсеры и блогеры вкладывают в это огромные усилия, они воспринимают это серьезно и тратят много времени на соцсети. Они не просто сидят дома за компьютером. Мне кажется, иногда вы не понимаете, сколько тяжелого труда на это уходит».

О последствиях ограбления в Париже

«Я чувствовала тревогу во время походов в рестораны, думая о том, что люди узнают, что я нахожусь в ресторане, пока дома никого нет, и смогут воспользоваться этим, чтобы ограбить меня. Или узнают, когда я буду возвращаться, если будут наблюдать за мной [в соцсетях]. У меня началась боязнь появления на публике.

Это должно было случиться и должно было многому меня научить — все эти маленькие намеки на пути, на которые стоит обращать внимание. Это сделало меня лучше как в моральном плане, так и касательно таких вещей, как воспитание детей, или того, что я хочу показать [в соцсетях]. Сейчас я осторожнее отношусь ко всему этому. Я больше не хочу постить в реальном времени. Я не хочу, чтобы люди знали о каждом моем шаге».

От DTF Magazine. В 2016 году во время Парижской недели моды Ким подверглась вооруженному ограблению. Группа грабителей отследила перемещение звезды в соцсетях и вломилась в номер отеля. Они украли все драгоценности Ким, включая обручальное кольцо стоимостью четыре миллиона долларов, а Канье Уэсту пришлось прервать концертный тур и немедленно вылететь из США в Париж.

О старте собственного бренда и важности имени

«Я перевела все из сделок по лицензированию, где ты просто получаешь список требований, которые нужно выполнить, в совершенно другую игру, где каждая деталь принадлежит тебе. Я вижу, сколько усилий требуется для владения брендом, вместо того чтобы быть лицензиатом.

Я так счастлива, что не оформила лицензию на использование моего имени в какой-нибудь 10-летней сделке или в чем-то похуже. Я никогда не подписывалась на долгий срок. Я знаю людей, желающих заключить 12-летние контракты — эти безумные сделки, когда люди хотят лицензировать свои имена, будучи убежденными в том, что в ближайшем будущем не найдется ничего лучше, потому как недостаточно верят в себя. И это причина того, почему я горжусь своим мужем. Он всегда настолько верил в себя, что никогда не поддавался соблазну отдать свое имя или бизнес.

В те времена Канье предлагали огромное количество сделок, казавшихся мне прекрасными. Множество разных компаний хотели купить бренд Yeezy, но он всегда отвечал отказом. А я все думала: „Вау, они предлагают тебе много денег, ты уверен, что не хочешь принять эту сделку?“ — на что он отвечал: „Конечно уверен, дело не в деньгах, а во владении чем-то, что на 100% принадлежит мне“.

Теперь я чувствую себя в таком же положении. Мне нравится владеть всем бизнесом, даже если для этого приходится работать в 10 раз больше. Я лучше приложу усилия, но буду знать, что все это — мое. Очевидно, что, владея бизнесом на 100%, ты не должен отвечать перед кем-то и можешь проявлять креативность в любом направлении».

О примере сводной сестры Кайли Дженнер

«Я хотела начать с одного продукта, как это сделала Кайли. Я видела, каким успешным стал для нее этот ход. И так как мы вместе одна семья, то почему бы не поучиться друг у друга? Я всегда хотела позиционировать бренд отдельно от бренда Кайли — начать с других продуктов, которые она не использует. Мы жестко разделяем наши бренды».

Об использовании соцсетей

«У Snapchat лучшие фильтры, и я всегда использую их фильтры и камеру для постинга фотографий. В Instagram я показываю свое настроение. Я публикую то, как чувствую себя, чем хочу заняться и что делаю. Это мое настроение. Это хороший способ понять мою личность и мои чувства. В Twitter я больше всего общаюсь с людьми. Для меня это не только интеракция, но и огромная фокус-группа. Я на самом деле уважаю и ценю их мнения, задаю вопросы и обожаю общаться. А еще я люблю твитить в реальном времени — во время шоу или когда что-то происходит».

О коммуникации с поклонниками

«Мне кажется, я впервые поняла, что могу извлечь из этого выгоду, когда запускала первые духи, а они были в черной бутылочке. Я не могла выбрать оттенок розового, поэтому запостила твит с фотографией каждого цвета: „Эй, ребята, не могу выбрать оттенок розового. Позволяю вам выбрать вместо меня“. Это была лучшая фокус-группа на свете. И я поняла, что после такого отклика мне стоит прислушиваться к ним. Это то, чего они хотят и что я собираюсь дать им.

Если я вижу, что многим не нравится какая-то вещь, и в моих силах изменить это. И мне приятно менять. Поскольку я владею компанией, у меня всегда есть возможность сделать это, и я вношу изменения. Мне кажется, люди ощущают мое присутствие. Они помогают развивать этот бренд».

О будущей бьюти-империи

«Я хочу развивать свой бизнес. И я установила основные приоритеты на [линейках] KKW Beauty и KKW Fragrance. Я вижу свой бизнес как огромную компанию, которую я надеюсь однажды продать и просто руководить ею, всегда быть за главного.

У меня нет точных цифр в голове, но я верю в то, что она [компания] будет очень и очень большой. Я считаю, что тяжелый труд окупается. И я хочу, чтобы мой продукт говорил за себя. Это многое значит. Заниматься этим целый год — в этом столько давления, поскольку ты единственный человек, который несет ответственность, если что-то пойдет не так. Ты должен придумать идеи кампаний, упаковки, продукт, формулу. Ты должен помнить каждую мелочь, нельзя забыть о чем-то и провалиться, потому что интернет не позволит это забыть.

Я все еще учусь вместе с брендом. Есть еще столько всего, что предстоит узнать, а когда начинаешь изучать больше, становишься одержимым и больше влюбляешься в свое дело. Это как если бы ты разлил напиток у себя в отеле, реакцией было бы: „Ой, простите“. Но если бы кто-то пролил напиток в моем доме, я бы принесла вещи для чистки и сама позаботилась об этом. В этом большая разница, и тебе нужно хорошенько об этом заботиться. Ты просто хочешь убедиться, что делаешь все, что в твоих силах».

Полное интервью читайте на сайте The Business of Fashion. 

Читайте также:

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Андрей Мажар