«Вас заставят бояться себя»: Что критики говорят о фильме «Мы» Джордана Пила

После успешного режиссерского дебюта «Прочь» Джордан Пил возвращается с новым хоррором. Пока «Мы» устанавливает рекорды в прокате и собирает самую большую кассу за первый уик-энд среди всех хорроров в истории, мы в ожидании украинской премьеры собрали рецензии крупных западных изданий и без спойлеров рассказываем, чего ждать от ленты

О чем фильм: семейная пара вместе с дочерью и сыном отправляются на отдых в загородном доме. Сначала ничего не предвещает беды и семья наслаждается времяпровождением с друзьями, но с наступлением ночи к ним заявляются незваные гости. И в тот момент, когда члены семьи понимают, что пришедшие — это их зловещие двойники, «семейный отдых превращается в хаос».

Общая оценка на Metacritic: 81/100
Общая оценка на Rotten Tomatoes: 94%

Режиссер и автор сценария: Джордан Пил 
В главных ролях: Лупита Нионго, Уинстон Дьюк, Элизабет Мосс, Шахади Райт Джозеф, Эван Алекс
Бюджет: 20 млн долларов

Indie Wire

«Мы» переносит рейгановскую Америку в современный контекст, в котором кошмары из прошлого никуда не делись. И добавляет к этому приличную дозу выживания, чтобы держать зрителя в напряжении до финальных титров.

Двигатель всего этого — триллер о вторжении в дом, наполненный культурными отсылками, которые тянутся вплоть до 80-х, а также обилием кинематографических кошмаров. Представьте «Забавные игры» (триллер Михаэль Ханеке — прим. DTF Magazine), смешанный с боди-хоррором Дэвида Кроненберга и хичкоковским саспенсом, и, возможно, у вас получится вообразить хотя бы половину фильма.

Еще в начальных титрах говорится о теории, согласно которой под страной существуют тысячи заброшенных тоннелей. А после зрителям показывают рекламный ролик кампании Hands Across America 1986 года, в ходе которой шесть миллионов жителей США образовали «человеческую цепь», чтобы собрать деньги для бездомных и нуждающихся. Зловещая атмосфера с такими отсылками заставляет зрителя следить за каждой деталью, а заданный темп не дает перевести дух.

 Оценка: A−
 Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

The Hollywood Reporter

Работа амбициозного сценариста-режиссера, который явно хочет перенять эстафету у Рода Серлинга («Сумеречная зона» Пила запустится меньше чем через месяц), предлагает зрителю твисты, иронию и ложные концовки — одновременно с таким количеством шуток, которые бывший комик не осмелился включить в свой дебютный фильм. И несмотря на то что эта картина коммерчески более ограничена жанром, чем ее предшественница, она все равно сбивает с ног.

Скорее всего, «Мы» доносит до нас мысль о том, что неважно, белые мы или темнокожие, но именно подобные нам люди и сделали наш мир катастрофой, от которой мы никуда не денемся. Возможно, мы все делаем одно и то же — создаем ад на земле для тех, кто об этом и не задумывается. Возможно, мы — это они, а они — это мы. Возможно, каждый счастливый конец становится для кого-то катастрофой, а поэтому никакой хоррор, на самом деле, не заканчивается.

 Оценка: 80/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Vulture

«Мы» буквально переполнен идеями о «скрытой Америке», которая находится под землей. Это триллер о вторжении в дом в совокупности с более серьезными научно-фантастическими элементами — что-то здесь от «Похитителей тел» (хоррор 1993 года — прим. DTF Magazine), а что-то от «Забавных игр».

Уже этого достаточно, чтобы провести параллели с прорывным дебютом Пила — фильмом «Прочь». Пил прекрасно понимает, как противопоставить межличностную драму более глобальным явлениям. И в то же время это более беспорядочный фильм, чем «Прочь», потому что он так и не дает ответов на то, что пытается донести зрителю. Но это и не совсем плохо: такая беспорядочность позволяет ленте тратить больше времени на пугающие сцены, чем разжевывать зрителю все свои посылы.

А главный фокус фильма — попытка семьи двойников насильственно захватить свои копии — настолько психологически насыщена, что Пил лишь мельком отвлекается на настоящую причину этого кошмара. И несмотря на отсылку к фильму «Каннибалы-гуманоиды из подземелий» в самом начале, режиссер заставляет нас бояться самих себя больше, чем стычки с радиоактивным монстром-слизняком.

 Оценка: 70/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Los Angeles Times

Здесь совсем другой тип sunken place, чем в «Прочь», но чем меньше о нем говорится, тем лучше. И не только потому, что фильм призывает смотреть его максимально в неиспорченном настрое разума, насколько это возможно. И хотя между «Мы» и «Прочь» существуют отдельные точки соприкосновения, лучше их не стоит переоценивать.

Пил вновь обращается к комедийным приемам, отточенным в Key & Peele (комедийное шоу Джордана Пила. — прим. DTF Magazine), чтобы достичь баланса между хоррором и весельем. «Мы» обращает наши насмешки против нас самих и напоминает нам, что смех, крики и размышления не всегда взаимно исключают друг друга.

И в то же время Пил не собирается раскрывать перед нами все карты. Здесь почти нет той искусной расовой сатиры, благодаря которой «Прочь» стал концептуальным триумфом. Свежие кошмары, которым подвергаются новые герои Пила, не имеют ничего общего с несколькими белыми персонажами в их окружении. Главный посыл этой истории заложен в ее названии: наши худшие враги — это мы сами и мы подвержены злу, которое исходит изнутри нас.

 Оценка: 90/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Time

«Прочь» Джордана Пила стал дерзким и интригующим дебютом. Картиной, которая поднимала вопрос о том, станет ли когда-нибудь Америка пострасовым сообществом. Но со своей новой работой — триллером «Мы» — Пил еще глубже заходит на территорию классов, расы и привилегий. А еще размышляет о чертах, которые делают нас более человечными. И в этот раз у него так много идей, что он едва может их объединить. Режиссер будто бы загоняет себя в угол, а мы застреваем там вместе с ним.

Фильм настолько наполнен метафорами, что создается впечатление нагромождения и сам Пил не успевает все объяснить. Например, картина регулярно отсылает к кампании Hands Across America, когда в 1986 году шесть миллионов человек объединились в «цепь» по территории США. Тогда многие участники кампании пожертвовали 10 долларов за место в цепи, а собранные в итоге деньги перевели в благотворительные организации. Теневые люди из фильма — звенья такой же цепочки. Однако сложно сказать, что Пил пытается показать этой метафорой. Неужели полузомби из картины — просто менее удачливая версия нас самих? Или, может, это и есть мы и просто не понимаем этого? И возможно, их гнев даже превосходит наш здравый рассудок? В конце концов, это объединило их, в то время как мы, надземные люди, более разделены, чем когда-либо.

И что в итоге мы должны чувствовать по отношению к этим теневым людям, которые так долго оставались без основных человеческих прав и даже без солнечного света, что стали клонами-убийцами? Иногда хорошие фильмы бывают неоднозначными, но двусмысленность, возникающая из-за нечеткого посыла, не делает их лучше. И ладно, если бы фильм просто оставлял нас с неуверенностью в себе и в нашем месте в этом мире, но под конец мы лишь задаемся вопросами о том, что конкретно режиссер пытался передать всеми этими образами.

 Оценка: 60/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Variety

При всей гениальности дебютной картины Джордана Пила — фильма, который так уместно подкрепил костяк хоррора аллегориями расовой проблемы, многие зрители сошлись в одном: «Прочь» получился недостаточно страшным. Но вряд ли мы услышим подобную критику по отношению к «Мы». Второй фильм «заряжен» кошмарными образами живущих в тоннелях двойников, пришедших отобрать привилегированную жизнь, которой все это время наслаждались их надземные «коллеги».

Чем меньше вы знаете перед просмотром и чем меньше энергии вы потратите на размышления о нем после, тем лучше работает фильм, играя на комбинации воображения Пила и нашего собственного, чтобы создать более масштабный кошмар, чем способна передать эта лента. Как и в sunken place, которое Пил придумал в «Прочь», здесь мы видим самые темные аспекты нашей социализации. Но если бы фильм получился более уверенным в финале, это заставило бы нас противостоять монстрам внутри каждого из нас.

 Оценка: 70/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Vanity Fair

В конце концов, этот хоррор хотя бы пугает нас, даже если у него не получается донести более глубокие посылы. Довольно странная подача Пила не дает привыкнуть к ритму фильма — нас бросают посреди чего-то страшного, но без какой-либо структуры.

Чего здесь не хватает, так это настоящего саспенса, который возникает, когда мы верим в концепцию фильма, верим в то, что он в итоге приведет нас к какому-то катарсису и удовлетворению. Но лента слишком часто отвлекается на аллюзии и не позволяет зрителю по-настоящему «включиться» в сюжет. Он слишком спешит, чтобы показать нам очередную крутую или сумасшедшую сцену. Мне трудно говорить это, но я потратил большую часть просмотра в попытках полюбить его, но у меня не получилось. Фильм настолько насыщен сценами, что это не идет ему на пользу. И каждая идея здесь исчерпывает себя еще до того, как раскрывает свою истинную природу.

Приятно видеть, что Лупита Нионго получила главную роль, после того как большую часть своей постоскаровской карьеры провела на второстепенных. Это определенно один из поводов хвалить ленту, даже учитывая, что в фильме Нионго окружает однобокая война между стилем и содержанием. Но если бы только эти элементы могли черпать вдохновение из названия фильма и работать в совокупности. Ну что ж, я не сомневаюсь, что Пил все равно найдет эту гармонию уже в ближайшее время.

 Оценка: 50/100 на Metacritic
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Rolling Stone

Пил, непримиримый фанатик хорроров, собрал здесь отсылки к «Похитителям тел», «Челюстям», «Триллеру» Майкла Джексона и еще к десяткам фильмов. И тем не менее стиль в фильме полностью его собственный — настолько же уверенный, насколько амбициозный. С помощью оператора Майка Гиулакиса (работавшего над лентой «Оно» 2014 года — прим. DTF Magazine) и автора саундтрека для «Прочь» Майкла Эйбелса фильм не раз пошатнет ваши нервы, а экшен здесь никогда не отпускает.

Временами «Мы» выглядит как расширенный эпизод «Сумеречной зоны» 1950-х годов — сериала, который уже в следующем месяце вернется на телевидение с Пилом в кресле продюсера. Но Пил не останавливается на достигнутом — проложенная им дорожка открывает нам множество скрытых смыслов. Временами фильм окунает нас в такой галлюциногенный ужас, что можно подумать, будто это очередной кошмар Аделаиды (одна из героинь фильма —прим. DTF Magazine), вызванный посттравматическим стрессовым расстройством. Возможно, так и есть. А возможно, это ужасное отражение того, как мы живем. Неудивительно, что в фильме Пил использует библейскую цитату из Иеремии 11:11, согласно которой Господь отвернулся от нас.

Что никогда не вызывает сомнений, так это то, что Пил использует жанр хорроров, чтобы показать мир, в котором нет места человечности, эмпатии и душе. И если это не хоррор нашего времени, то я даже не знаю, что это.

 Оценка: 4/5
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

Entertainment Weekly

Лучше не забегать наперед и не рассказывать вам о многом. Кроме того, что двойники получились фантастически зловещими. Настолько, что от одного их вида становится некомфортно. И еще того, что игра Лупиты Нионго буквально «сделала» фильм (но Элизабет Мосс и Тим Хайдекер тоже хороши).

Поклонники «Прочь», выдающегося дебюта Пила, могут остаться немного разочарованными в том, что второй фильм получился довольно прямолинейным, а метафоры и посылы в нем — недосказанными, несмотря на хороший юмор и стиль. Но и не совсем справедливо считать, что каждый его фильм должен менять представление о чем-то или вновь возвращаться к расовому вопросу. Просто идите посмотреть этот фильм на его правах — хотя бы ради двухчасового веселья, кровопролития и похищений.

 Оценка: B+
Читайте полную рецензию в оригинале здесь.

В украинский прокат фильм «Мы» выходит 28 марта.


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Андрей Мажар