Вопрос по делу: Бренды заявляют об углеродной нейтральности. Что это такое?

Н а прошедших неделях моды Burberry и Gucci провели углеродно нейтральные показы, а в конце сентября конгломерат Kering, владеющий Gucci, Balenciaga и Saint Laurent, объявил о планах в два раза сократить выбросы углерода к 2025 году. О сокращении выбросов парниковых газов говорят и масс-маркет гиганты Zara и H&M.

DTF Magazine разбирается, что такое углеродная нейтральность, как она работает и поможет ли спасти окружающую среду

Что такое углеродная нейтральность

Это один из методов сокращения или предотвращения выбросов углекислого газа в окружающую среду. Существует несколько способов поддерживать углеродную нейтральность: например, сокращать выбросы углерода в атмосферу еще на этапах производства одежды, или компенсировать выбросы путем сотрудничества с экологическими компаниями.

В первом случае, брендам приходится внедрять новые технологии производства, проводить реорганизацию поставок, переходить на возобновляемые источники энергии, а также использовать экологические материалы в пошиве одежды. Такой способ предусматривает кардинальные изменения и считается более затратным. К тому же, существуют и технологические ограничения.

«До тех пор, пока технологии не начнут развиваться и расширяться для решения задач в нашей отрасли, компенсация — это лучший вариант», — комментируют представители Gucci. Поэтому некоторые бренды предпочитают второй способ.

Углеродную нейтральность нельзя назвать новой практикой, однако в последнее время о ней говорят все чаще. Из последних громких примеров — углеродно нейтральные показы Burberry и Gucci, влияние которых на окружающую среду, включая перелеты гостей и моделей на показ, компенсировали за счет инвестиций в экологические инициативы.

Как «работает» углеродная нейтральность путем компенсации

Компенсация означает, что выбросы углекислого газа бренд «возместит» за счет инвестиций в экологические проекты, сокращающие количество парниковых газов в атмосфере: например, в инициативы по сохранению и защите лесов, организации, занимающиеся высадкой деревьев, проекты по оптимизации сельского хозяйства или компании, разрабатывающие оборудование для уменьшения выбросов на производствах.

При этом зачастую бренды не занимаются подсчетами выбросов самостоятельно, а отдают это на аутсорс. Профильные компании подсчитывают количество выбросов углекислого газа, а бренды инвестируют в необходимые инициативы, которые могут компенсировать нанесенный ущерб.

Например, чтобы заявить о своем углеродно-нейтральном статусе, Gucci поддержал проекты по защите лесов в Перу, Индонезии, Кении и Камбодже.

Какие бренды заявили об углеродной нейтральности

В августе на прошедшем в Париже саммите «Большой семерки» 32 фешн-компании во главе с конгломератом Kering подписали Пакт о моде. Согласно его условиям, компании обязуются к 2050 году минимизировать губительное влияние на окружающую среду, в том числе путем достижения углеродной нейтральности.

Среди подписавших пакт брендов — Burberry, Prada, Michael Kors, Versace, Tommy Hilfiger, Calvin Klein, Hermès, Chanel, adidas, Nike, Puma, Zara, H&M и другие.

Часть из этих брендов говорят о более скорых сроках. Burberry обещает стать углеродно-нейтральным к 2022 году, Gucci отчитался о сокращении выбросов углерода на 16% по итогам 2018 года, а его компания-владелец Kering объявила о планах наполовину сократить выбросы парниковых газов до 2025 года.

Участники коалиции Пакта о моде / Источник: Fortune

Конкурент Kering, компания LVMH, тоже не остается в стороне: этим летом конгломерат пожертвовал 10 миллионов евро на тушение пожаров в Амазонии, а на недавней конференции, посвященной устойчивому развитию, также объявил курс на углеродную нейтральность.

Но все ли гладко с заявлениями об углеродной нейтральности?

Как отмечают эксперты, подсчеты о компенсации углекислого газа не всегда точны. Упомянутый выше дом Gucci может спровоцировать выбросы 10 тонн углерода, а вот компенсировать его вряд ли получится сразу. Согласно климатическому отчету за 2016 год, в 85% случаев компании переоценивали количество сокращенных выбросов.

«Многие компании покупают компенсацию и говорят: „Теперь мы углеродно нейтральные!“ И они необязательно плохие парни, у них есть причины так думать. Но они покупают сертификаты с заявленными цифрами, которые получится выполнить только в том случае, если все пройдет идеально», — объясняет эксперт по углеродным компенсациям Эйден Доннелли.

Это может зависеть как от недобросовестных компаний-посредников, которые попросту не переводят деньги или не выполняют обязательства, так и от климатических условий. 

Но если в первом случае подобных скандалов становится меньше, а контролировать инвестиции — проще, то во втором природа сыграла с брендами злую шутку. Никто не застрахован от участившихся лесных пожаров, уничтоживших этим летом часть лесов Амазонии, а также от эрозии грунтов, тайфунов и других природных катаклизмов. Иногда имеет значение и человеческий фактор: например, фермеры вырубают леса с целью расширения территорий для выпаса скота.

Учитывая подобные факторы, подсчитать точное количество поглощаемого углерода практически невозможно, а заявления брендов о полной компенсации количества углеродных выбросов можно ставить под сомнение. Вместо этого, эксперты советуют брендам сосредоточиться в первую очередь на производственных реформах.

«Ни одна компания до сих пор не выполнила цели по углеродной нейтральности, установленные ООН. Вместо этого они предпочитают компенсацию, — говорит представительница экологической организации Stand.earth Лиз Макдауэлл. — Одни лишь компенсации не помогут спасти мир от глобального потепления».

Часть экспертов и вовсе считают компенсации брендов индульгенциями, позволяющими лишь отсрочить проблему, но не решить ее. Например, экологическая компания Science Based Targets, сотрудничающая с Kering, Burberry и PVH вообще не учитывает компенсацию в подсчетах влияния брендов на окружающую среду.

«Если компании хотят инвестировать в компенсацию выбросов, чтобы достичь углеродной нейтральности, это здорово. Но в первую очередь им стоит сосредоточиться на достижении условий Парижского климатического соглашения 2016 года», — считает Синтия Саммис, директор Института мировых ресурсов.

В то же время, углеродная нейтральность, как и экологичность, стала для брендов новым трендом и способом привлечь внимание покупателей. Поэтому даже такие «индульгенции» в виде компенсации углеродных выбросов приносят, скорее, положительные результаты:

«Конечно, лучше вовсе не выделять углекислый газ, и именно в этом мы стараемся убедить наших клиентов, — считает Арно Бро, генеральный директор компании CO2logic, занимающейся компенсацией выбросов. — Но мы убеждены, что если ты все-таки что-то выбрасываешь, то лучше за собой убирать».

Читайте также:


Следите за DTF Magazine в FacebookInstagram, Twitter и Telegram  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Андрей Мажар