Деконструкция, анонимность и плесень на одежде: объясняем идеи Мартина Маржелы в цифрах

1 июля в украинский прокат выходит документальный фильм «Маржела: своими словами» (Martin Margiela: In His Own Words) — об одном из самых загадочных и влиятельных дизайнеров современности. Еще на старте карьеры в 1980-х Маржела выбрал анонимность как личную позицию. Он выступал за концептуальность, а не продажи, не выходил на поклоны в конце шоу, почти не давал и не дает интервью, не снимается в кино. Однако в новом фильме Мартин впервые за долгое время сам рассказывает свою историю.

Специально к премьере документальной ленты DTF Magazine в цифрах рассказывает о главных событиях и идеях Мартина Маржелы — деконструктивистских и визионерских

+1

участник «Антверпенской шестерки»

+1 участник

«Антверпенской шестерки»

«Антверпенской шестеркой» называли группу дизайнеров, куда входили Анн Демельмейстер, Дрис ван Нотен, Дирк Биккембергс, Вальтер ван Бейрендонк, Дирк ван Саен и Марина Йи. К ним по ряду причин причисляли и Маржелу. Все они учились в Королевской академии изящных искусств, только Мартин выпустился на год раньше остальных — в 1979-м. С Маржелой «шестерку» сближали и схожие принципы работы, в чем-то пересекались идеи. Например, все семеро были увлечены радикальными японскими дизайнерами, деконструкцией Ёдзи Ямамото и Реи Кавакубо (подробнее о ней читайте здесь). Асимметрию, неровные куски тканей и необработанные края бельгийцы использовали как инструменты противопоставления коммерческому костюму. 

Но Мартин копал глубже и в поисках вдохновения шел от общего к частному: знаменитые таби — это переосмысление обуви японских рабочих. Еще до того, как дизайнер представил первую коллекцию одежды французской публике, его линия обуви продавалась в антверпенском бутике Cocodrill. И именно Маржела стал главным популяризатором этой обуви, выведя таби в мировую моду. Теперь же таби встречаются у киотского бренда Sou-Sou, у Vetements в коллекции осень-зима — 2018, у Nike это модель Air Rift (хотя первые кроссовки-таби бренд представил еще в 1996 году).


4:40 PM

4:40 PM

В 4:40 PM 23 октября 1988 года Маржела представил свою первую коллекцию

Показ проходил в парижском театре-ресторане Café de la Gare. Дизайнер сшил из фартуков мясника кожаные платья, а из тюлевых платьев — пиджаки. В финале шоу модели окунули таби в красную краску и прошлись по подиуму, оставляя «кровавые» следы. The New York Times окрестила стиль Маржелы la mode destroy — «модой разрушения».

Также 1988 год считается отправной точкой в истории бренда. Только что основанный дом Maison Martin Margiela держался на команде из трех человек: Мартине Маржеле, Дженни Мейренс и Нине Ницше, которая в итоге проработала ассистенткой дизайнера 19 лет. Позже к ним присоединился Пьер Руже в качестве PR-менеджера бренда. Он даже жаловался, что не понимал, о чем говорят Дженни и Мартин: те постоянно совещались на бельгийском диалекте — фламандском. Вместе они придумывали все концептуальные решения. Как и Маржела, Дженни вела скрытный образ жизни и редко давала интервью.


3

года Маржела проработал ассистентом у Жан-Поля Готье

3 года Маржела проработал ассистентом у Жан-Поля Готье

Французский кутюрье входил в жюри Королевской академии на выпускном шоу «Антверпенской шестерки». Про Маржелу он слышал, но познакомился с ним с подачи своего друга из газеты Libération. После просмотра работ дизайнера Готье был уверен: Мартин готов к открытию собственного бренда без каких-либо стажировок. Маржела, в свою очередь, убедил его в обратном, и их сотрудничество продлилось до 1987 года.

В одном из видео режиссера-документалиста Лоика Прижана Жан-Поль Готье комментировал свой показ 1986 года «Русский конструктивизм» и дал понять, что на 21-й минуте шоу по подиуму идет Мартин Маржела. Ведущий удивился, ведь бельгийский дизайнер, в отличие от других, не выходит к зрителям даже в финале собственных показов, а уж тем более в качестве дефилирующей модели. Готье объяснил, что пригласил дизайнеров, с которыми работал над коллекцией, поучаствовать в шоу, потому что хотел, чтобы все в итоге наслаждались праздником.


12

коллекций создал Маржела в Hermès

12 коллекций

создал Маржела в Hermès

Мартин был креативным директором французского бренда с 1997 по 2003 год (на смену ему пришел Жан-Поль Готье). В Hermès Мартин устроился, уже имея мировую славу, поэтому публика, вероятно, ожидала увидеть разрезанную сумку Kelly или хотя бы платье из фирменных платков. Однако этого не случилось. Дизайнер остался верен принципам деконструктивизма, только если Maison Martin Margiela — это модная революция, то Hermès — тихий, элегантный бунт. Концентрируясь на качестве, Маржела стремился создать «вечный гардероб», чтобы не подпитывать постоянное потребление, на которое опирается фешен-индустрия.

Так и случилось. В 2017 году открылась выставка Margiela, the Hermès Years. Ее куратор Каат Дебо рассказывала, что некоторые клиентки Hermès колебались и не хотели давать вещи для экспозиции, потому что носят их до сих пор.


4 стежка стали логотипом бренда

4 стежка стали логотипом бренда

Белый прямоугольник пришивали с обратной стороны вещи за уголки таким образом, чтобы снаружи были видны только четыре стежка. Этот прием также был разработан в духе антикоммерции, но в итоге логотип стал одним из самых узнаваемых. Маржела считал, что люди должны любить не дизайнера, а вещи, которые он создает, и мода может быть интеллектуальной в противовес мейнстримной.

Эта идея прослеживается по всей карьере Мартина. В 2009 году своей последней коллекцией Маржела объявляет вторую волну деконструктивизма наряду с Prada и Hermès. Он демонстрирует многослойность и неожиданное сочетание — пиджак с трусами. И это становится одним из главных приемов сегодняшней моды: сочетать несочетаемое. Кстати, один из ярких фанатов бренда — Демна Гвасалия (который также учился в Королевской академии изящных искусств и работал дизайнером в Maison Martin Margiela).

0—23


0—23

Эти числа появились на белых бирках Maison Martin Margiela в 1997 году. Они означают ссылки на линии бренда без какой-либо хронологической привязки. Среди них есть даже числа, которые ничего не значат: 2, 5, 7 и 9, а также с 16 по 21. Возможно, они зарезервированы для будущих коллекций. Остальные можно расшифровать благодаря официальному декодеру.

Например, украшения проходят под номером 12, обувь — 22, очки — 8, бижутерия — 13, а парфюмерия — 3. Под 0 скрывается кутюрная коллекция Artisanal, которая выпускалась с 1988 по 2008 год, — именно она считается самым ярким символом деконструктивизма. 1 и 4 — женские коллекции, авангардная и базовая соответственно, 10 и 14 — аналогичные мужские. Название 6 в 2006 году трансформировалась в MM6 — это диффузная коллекция мужской и женской одежды.


8 пар носков нужно, чтобы сшить джемпер

8 пар носков нужно, чтобы сшить джемпер

Об этом говорится в инструкции, выпущенной Маржелой для практических занятий по деконструктивизму. Он экспериментировал не только с тканями, но и с другими, не слишком носибельными материалами.

Так, в коллекцию осень-зима — 1989 вошел жакет из тарелок, осень-зима — 1991 — свитер из шерстяных носков, весна-лето — 2001 — топ из кожаных перчаток, весна-лето — 2009 — пальто из париков. В какой-то мере Маржелу можно считать пионером устойчивой моды, а во время работы в Hermès — и пионером медленной.

Некоторые идеи возникали у дизайнера из-за ограниченного бюджета. Так, чтобы визуально объединить мебель для студии, собранную на различных барахолках, Мартин красит ее в белый. Позже этот спонтанный прием перерастет в концепт. Такой краской он покроет украшения, пиджаки, таби и джинсы — либо полностью, либо акцентными брызгами, а также использует в интерьере бутиков, чтобы не перебивать ярким дизайном интерьера впечатление от одежды. Белый цвет противопоставлялся матовому черному, который доминировал в восьмидесятых, а заодно символизировал единство, чистоту и минимализм.

У дизайнера было особенное отношение к винтажным тканям, которые он использовал в своих коллекциях. Для линии Replica Маржела брал старые вещи, изучал крой и создавал такие же, но из новых материалов. На каждом экземпляре есть бирка с пояснениями, где и когда был создан исторический прототип.


9/4/1615

9/4/1615

— название первой соло-выставки Маржелы в музее Бойманса — ван Бёнингена в 1997 году

— название первой соло-выставки Маржелы в музее Бойманса — ван Бёнингена в 1997 году

На ней было представлено 18 коллекций — от весна-лето — 1989 до осень-зима — 1997. Всю одежду вымачивали в питательном для плесени растворе, которая затем придавала вещам новую текстуру. В течение первых пяти дней выставки микроорганизмы развивались на одежде, а затем меняли ее цвет. Маржела работал в сотрудничестве с голландским микробиологом доктором А. У. С. М. ван Эгераатом (Dr. A.W.S.M van Egeraat), профессором Вагенингенского сельскохозяйственного университета.

К идее трансформации одежды Мартин вернется в 2006 году. Тогда он нанизал на украшения кубики льда с краской, и, пока модели шли по подиуму, лед таял, оставляя пятна на белой одежде.


43 сотрудника Maison Martin Margiela

43 сотрудника Maison Martin Margiela

запечатлены на снимке Энни Лейбовиц для Vogue 2001 года

Они сидят в четыре ряда, но один стул оставлен пустым — для Мартина. Все в белых халатах, кроме Дженни Мейренс. Подобный дресс-код в компании не случаен: так по идее должны были исчезнуть иерархия и появиться общий настрой.

В 2019 году в Париже открылась выставка La Femme de Cabine — Martin Margiela. Фотограф Джонатан Халлам представил снимки анонимных (на некоторых изображениях даже не видно лиц) сотрудников бельгийского бренда в период с 1997 по 2004 год. Для проявления фотографий он использовал раствор AGFA 1964 года, который нашел на блошином рынке, что, конечно, сказалось на результате. Размытость дала эффект нарисованной картины и позволила добиться задуманного: узнать кого-либо на снимках было достаточно сложно.

Маржела переносит скрытность со своей личности на ДНК бренда и показы. Даже моделей он выбирал не по параметрам или звездности. Наоборот, чем неконвенциональнее красота и неизвестнее девушка, тем лучше.

Фирменным подиумным приемом также стало сокрытие лиц моделей за тканевыми масками или волосами. Теперь маски на подиумах — частое явление (спасибо коронавирусу), но еще недавно их использовали исключительно как концептуальное решение. Например, в коллекции Richard Quinn AW 2019 лица моделей полностью закрыли кусками ткани — либо в тон одежды, либо контрастными. Спустя год, в сезоне осень-зима — 2020, то же самое проделывает Marine Serre.


15 000 000 евро

— годовой оборот компании на момент покупки холдингом OTB Group в 2002 году

15 000 000 евро

— годовой оборот компании на момент покупки холдингом OTB Group в 2002 году

Бренд начинает приносить доход только в 2007-м, а спустя два года Маржела покидает модный дом — видимо, из-за разногласий с руководством. В 2015 году пост креативного директора занимает Джон Гальяно. Однажды он встретился с Мартином за чашкой чая, и после многочасовой беседы о литературе XVII века и истории костюма XVIII века Маржела посоветовал ему взять все, что ему захочется, из ДНК бренда, защитить себя и сделать это своим. Если учесть, что при Гальяно выручка компании выросла на 30%, можно считать, что его практика была успешной.

Маржела на долгое время пропал с радаров, но в этом году вернулся в амплуа художника: на выставке в Париже будут представлены его скульптуры, инсталляции и фотографии.

Показ последней коллекции, разработанной Мартином Маржелой 

Визионерские идеи Мартина Маржелы со временем обрели иной смысл, превратившись из художественных в обывательские. Дизайнер выбрал анонимность в качестве личной позиции, а теперь анонимность — это либо оружие хейтеров, либо инструмент хайпа, как, например, выходы Канье Уэста в масках-мешках.

Те же лабораторные халаты (правда, черного цвета) в восьмидесятых носили сотрудники Comme Des Garçons, потом их активно использовал Маржела, а в 2017 году благодаря Vetements и Off-White они стали бестселлерами и элементами уличной моды.

Как это часто бывает с художниками, широкая аудитория не сразу поняла Мартина. Но со временем его новаторские (для своего времени) идеи повлияли на современную моду. Может сложиться ощущение, что нынешние бренды паразитируют на наследии Маржелы, но это говорит лишь о том, что он до сих пор имеет весомое влияние на фешн-индустрию. 


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Дизайн партнер — crevv.com
Разработка сайта — DTF Magazine/don't Take Fake