Как художники и дизайнеры обустроили пространство на Малевича

DTF Magazine продолжает исследовать отдельные киевские улицы и пространства. После Рейтарской и Нижнеюрковской, 31, рассказываем о своего рода арт-пространстве на Казимира Малевича, 31. Здесь расположились шоурумы и производства брендов DFF и DUX, AATSU, @sashaloh_, фотостудия, художественная мастерская, а с прошлого года — еще и литографская мастерская 

Практически все нынешние обитатели дружили еще до того, как переехали в здание на Малевича, поэтому пространства своих студий они обустраивали сообща.

Здесь их привлекают недорогая аренда, удобное расположение, в 15 минутах от «Олимпийской», и возможность адаптировать полузаброшенные помещения под себя. Хотя сюда периодически вселяются также обычные офисы, рекламные агентства, склады — найти за проходной можно что угодно. 

Слева направо: Энди Гонза, Леша Гоц, Виктор Дикасов, Илья Захаров, Саша Ло

Первыми на Малевича, 31 «поселились» дизайнеры Виктор Дикасов и Энди Гонза. Ранее мы уже общались с Дикасовым и подробно рассказывали о его брендах одежды D.F.F. и DUX. Витя продолжает семейный бизнес и шьет косухи (D.F.F.), а еще выпускает более бюджетную верхнюю одежду (DUX). Энди же специализируется на производстве обуви, а также шьет сумки и верхнюю одежду AATSU. В 2015 году ему нужно было съехать со старой студии, вот он и нашел помещение на Малевича.

«Мы были в Париже на Неделе моды, когда я узнал, что квартиру, которую я снимал, продали. Возвращаться было некуда, поэтому я вернулся к Вите на кухню. Думали, что ремонт в студии на Малевича будем делать долго и медленно, но пришлось быстро купить краску, все обустроить и заехать сюда с нашими брендами», — рассказывает Энди.

Обитатели хорошо помнят состояние помещений на Малевича: пол без настила, протекающую крышу, заколоченные окна, старое брошенное швейное оборудование и грибок буквально везде. Но благодаря лояльным условиям аренды всех все устраивает, а постоянные слухи то про снос, то про реконструкцию или продажу здания даже не пугают — говорят, если что, будет еще одно начало. 


БРЕНД AATSU

Энди Гонзы

Помещение Энди самое большое из арендуемых, поэтому в нем изначально все и проводили время, пока не освободились другие площади на этаже.

Здесь размещается как производство AATSU с большим лазерным станком, швейным оборудованием, всевозможными лекалами и образцами, так и шоурум с готовыми изделиями — обувью, сумками, верхней одеждой, в том числе с вещами, созданными в коллаборации с Дикасовым.

«Это я во время своего последнего перелета позаимствовал в самолете спасательный жилет, а мы с Витей пошили с ним сумку»,

— приводит Энди примеры реализуемых здесь идей.

Здесь нашлось место и 200-летнему фортепиано, купленному на OLX, и канату из школьного спортзала, и турнику, а также многочисленным рисункам, гравюрам и всевозможным мелочам, накопленным за эти пять лет.


Бренды D.F.F. и DUX

Виктора Дикасова 

У Дикасова своя студия-шоурум, где находится и большая часть личной коллекции курток, плащей и спецовок дизайнера. 

Говорит, их у него собралось около полусотни. Среди экземпляров — подарок бабушки, инженера кораблестроительного завода, курточка дедушки с авиационного завода, а еще вещи служащего военно-морского флота США, французского железнодорожника и другие находки — многим предметам одежды по 50 лет, а то и больше. Что-то он купил на том же OLX, что-то привез из винтажных магазинов Европы, а что-то подарили друзья.

По словам Дикасова, косухи у него заказывают редко, поэтому пока он больше занят другим. Например, к весне дизайнер собирается выпустить коллекцию рабочей одежды, для чего даже нашел на Полтавщине 100-летнее домотканое полотно, которое покрасил вручную. 

Когда несезон верхней одежды и работы мало, Дикасов больше рисует или мастерит. Так у него уже собралась целая коллекция масок:

«Иностранцы иногда хотят их купить, но я называю очень высокую цену, чтобы уж если согласятся, то было бы не жалко. Не хочу с ними расставаться, не ради денег это все».

Использует он их только для съемок.

 Главный по косухам : как украинский бренд D.F.F. переосмысливает кожанки


ФОТОСТУДИЯ 

Леши Гоца

После Энди и Вити на Малевича въехал их друг и фотограф Леша Гоц. Все вещи для сайта или Instagram снимают только в его фотостудии.

Гоц сотрудничает со многими украинскими дизайнерами, а также документирует ночную жизнь Киева.

Его помещение самое лаконичное: здесь только белые стены, фотооборудование и диван. Хотя даже тут можно наткнуться на необычные предметы, например на муляжи оружия. Леша объясняет, что это реквизит для его экспериментов с видеосъемкой.

«Я работал на других студиях, у Дикасова был магазин, Гоц давно снимал, мы все дружили и ездили друг к другу, — рассказывает Энди. — Когда все перенеслось в одно место, совместную работу стало делать еще проще и быстрее. Теперь все инструменты, весь набор необходимых машин, даже каких-то красок, кистей — все под рукой, мы всем делимся».
Леша Гоц и Энди Гонза


ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ 

Ильи Захарова 

Пожалуй, краски и кисти — наиболее быстро расходуемый здесь материал, потому что все что-то рисуют. Так что, когда в комнату по соседству въехал еще один друг ребят, художник Илья Захаров, помещение стало даже не столько его личной студией, сколько пространством, где все постоянно придумывают, создают или просто проводят время.

«Я просто искал место, чтобы рисовать. Хотя изначально, вообще-то, все задумывалось как шелкотрафаретная студия, а идея ее обустройства начиналась с большой рамы для шелкотрафаретной печати. В итоге я просадил на раму кучу денег и времени, но так ни разу и не использовал ее. Теперь она стоит тут просто как краеугольный камень, а плейс все используют для чего угодно», — рассказывает Илья.

«Я не позиционирую себя как серьезный художник, — продолжает Захаров, — Просто иногда что-то рисую — до этого лет пять акрилом, а в последнее время маслом. Даже не могу показать свои работы, потому что тут же их раздаю. Не хочу превращаться в человека, который этим зарабатывает. У меня есть работа, а это все даже не отдушина, а скорее необходимая часть характера, которая должна как-то проявлять себя».

Например, все обложки релизов киевского лейбла Progressive Future, кроме самого первого, — тоже коллективное творчество ребят. 

Проявляют себя на Малевича все по-разному: в студии, кроме прочего, можно найти даже старенький синтезатор и гитару. Предполагались еще и барабаны, но при всей лояльности соседей к шуму этого инструмента они уже не вынесли. Музицируют тоже все понемногу, а Саша Ло, к примеру, играет в блэк-метал-группе.

Дикасов добавляет, что друзья иногда просят их нарисовать афишу или обложку альбома. «Это бесплатно, нам просто интересно, вот мы все вместе и занимаемся этим».


Бренд @sashaloh_

Саши Ло

Саша обзавелся на Малевича собственной студией-шоурумом бренда @sashaloh_ около года назад, как только здесь освободилась еще одна комната.

«Изначально нас с пацанами объединило рисование, — рассказывает он. — Вот только заниматься артом, который painting, все же сложнее, то есть сложнее его монетизировать. Поэтому я долго не мог понять, что хочу делать, пробовал разное, получал какой-то опыт и переключался на что-то другое. Шмот же окружал меня всю жизнь, но я думал: зачем делать новый, если его и так уже создано миллион? А потом мне понравилось ходить в секонд-хенды и находить там что-то интересное».

Саша начал с рисования на одежде, а потом попробовал шить. Со временем увлечение переросло в бренд одежды, которую он буквально собирает из найденных в секонде вещей:

«Когда шью какой-то шмот, я представляю себе, будто я рисую абстракцию, просто она более прикладная, практичная и монетизируется чуть легче».

Студия-шоурум бренда @sashaloh_ Саши Ло

И здесь никому не скучно.

«Мы тут все друг друга вдохновляем. Бывает, никто ничего не делает, мы просто сидим, выпиваем или курим, разговариваем, но тут кто-то один начинает рисовать или шить — и все остальные вдруг тоже начинают что-то делать», — объясняет Дикасов.


ЛИТОГРАФСКАЯ МАСТЕРСКАЯ «30»

Мастерская «30» Нины Савенко, Алисы Гоц и Тараса Каблюка переехала на Малевича последней.

Это объединение художников, которые работают в довольно непростой и не очень распространенной ныне технике, получая оттиски с литографского камня. Поскольку ребята заинтересованы не только в собственном творчестве, но и в развитии культуры тиражной графики в принципе, они часто проводят воркшопы, организовывают принт-вечеринки, принимают участие в фестивалях и выставках.

Прошлой весной художники окончательно достали своих прежних соседей и искали новое место с отдельным входом и свободой действий. Нина случайно нашла два помещения, в одном из которых был склад, а в другом ночевали водители такси. Но они подходили идеально, так как аренда была низкой, отдельный вход и дворик прилагались, разрешали переделывать все под себя. И только когда она рассказала о находке Алисе Гоц, выяснилось, что адрес тот же, что и у фотостудии ее мужа Леши. Так что ребята обосновались буквально в соседнем дворе.

В итоге два помещения объединили в одно, провели необходимые коммуникации, принесли свои станки и стали организовывать здесь мастер-классы по литографии и линогравюре. Почти что за год студию здорово обжили: теперь на стенах вместо грибка работы художников мастерской, а помещение кажется самым теплым.

«Здесь клево и удобно, даже когда нам банально надо камень перетащить или станок поставить, тут всегда есть кому помочь, — говорит Нина Савенко. — Но вообще, прикольно даже просто наблюдать друг за другом. Есть ощущение какого-то подпольного дома художника, который организовался сам по себе. Тут андеграунд, своя атмосфера и никого лишнего».

Фото: Анна Бобырева | Текст: Ира Грищенко 


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ира Грищенко