Главный по косухам: Как украинский бренд D.F.F. переосмысливает кожанки

Share

Х отя Виктор Дикасов и работает с культовыми вещами, о нем и его бренде D.F.F., специализирующемся на выпуске косух и с недавних пор кимоно, редко пишут в украинских медиа. С производством кожаных курток Виктор связан с детства (D.F.F. означает Dikasov Family Factory): он помогал родителям на семейном производстве в Николаеве. Активно развивать бренд D.F.F. Дикасов начал семь лет назад, когда переехал в Киев. Тогда же, после участия в выставке в Париже, он решил, что фешен — это не его путь, отказался от выпуска коллекций и сосредоточился на детальной проработке каждой косухи. Спустя несколько лет он начал делать недорогую верхнюю одежду из плащовки DUX и планирует превратить его в локальный масс-маркет-бренд.

В интервью DTF Magazine Дикасов рассказывает, зачем отказался от коллекций, выставок в Париже и Берлине и на какой рынок теперь нацеливается с D.F.F., а также объясняет, почему о нем ничего не слышно в медиа и в чем преимущество его кожаной куртки за 400—500 долларов в стране, где отсутствует культура ношения косух

— Откуда у вас любовь к кожаным курткам?

— Думаю, это началось еще в детстве — хотелось курточку помоднее. Позже я увлекался винтажными брендами и нашел те, которые вдохновляли, — это все была классика. И идея моего бренда — классический крой, но в новом исполнении.

Меня вдохновляет этот крой: он прошел проверку временем и до сих пор востребован. Косуху придумали еще лет сто назад как авиационную куртку, а позже из-за практичности ее адаптировали под мотоциклетную. Она уже стала феноменом в истории одежды.

— Вы сразу начали их делать?

— Я начал с аксессуаров и кожаных рюкзаков, которые мы продавали на eBay. Нам поступали заказы из Японии, Новой Зеландии, Великобритании. Заказывали не много — пару единиц в месяц, — но мне этого заработка, как 21-летнему парню, живущему в Николаеве, хватало.

В 2013 году я переехал в Киев и начал заниматься брендом плотнее: активнее продвигал его, искал способы заявить о себе, расширял модельный ряд. Я общался с киевскими дизайнерами, смотрел, что и как они делают, советовался. Через два года мы повезли коллекцию в Париж. Но тогда в ней не было ничего кожаного, ничего черного — она была изо льна. За основу был взят армейский крой танкового комбинезона, только сделанный из тонкого льна.

Но после всего фешена в Париже я решил, что не хочу двигаться в этом направлении: заказывать себе вешалку на выставке, платить за нее кучу денег, а в итоге к тебе не приходят обещанные байеры. D.F.F. — это в основном индивидуальный пошив. Еще я решил отказаться от выпуска коллекций и большого количества вещей: если что-то было недоработано, это могло обернуться негативными последствиями. Так что я концентрируюсь на одной-двух единицах в сезон, которые детально прорабатываю.

— Насколько это выгодно с экономической точки зрения и в целом для развития бренда?

— Дело в том, что D.F.F. не приносит много денег. Деньги приносит другой мой бренд — DUX, у которого доступная для покупателя цена и больший объем продаж.

— А как появился DUX?

 В какой-то момент мне захотелось делать более гражданские, если можно так сказать, носибельные вещи — так два года назад я начал заниматься DUX. D.F.F. — это куртка-аксессуар, она не на каждый день, а DUX — это дождевики, самый простой ровный крой, минимум делателей и ничего лишнего. Можно сказать, что это локальный масс-маркет-бренд. Это чисто функциональные вещи, чтобы спрятаться от дождя или утеплиться. У нас есть желание выйти на более массовый уровень, но для этого нужно усилить команду, увеличить продажи и представительство DUX. Пока же мы продаемся всего в двух магазинах: в киевском «Капкане» и в николаевском шоу-руме.

— C вами мало публикаций в украинских медиа, ни D.F.F., ни DUX не видно в западных изданиях, у вас не так много лукбуков. С чем это связано?

 Нехватка ресурсов. Бренды тратят огромные деньги на рекламу в интернете, но мы это не практикуем. К примеру, на Hypebeast сидит 15-летняя молодежь, у которой нет денег, чтобы купить куртку за 500—600 долларов, они охотнее купят себе новые кроссовки, и то максимум за 200 долларов. Так что это не наша аудитория, и нам нет смысла тратить ресурсы и силы, чтобы о нас говорили эти издания. Как я уже говорил, мы не выпускаем D.F.F. настолько большими объемами, более того, я не хочу выпускать большими объемами. Я хочу, чтобы каждая модель была эксклюзивной. К примеру, некоторые кимоно, которые я делаю, — это всегда новая техника. Люди, которые ко мне приходят, знают, что не увидят такой вещи на других.

— Cегодня многие бренды выпускают косухи, особенно масс-маркет, к тому же по вполне доступной цене… 

 Это, кстати, и есть та сепарация, которая мне нужна. Если человек покупает косуху, например, в Zara, то он точно ко мне не придет, и я этому рад. Если ему нужна косуха, которую он будет носить не один день, а 15 лет, тогда ему ко мне.

— Какая цена косухи D.F.F.?

 От 400 до 500 долларов, в зависимости от кожи и модели.

— А цены на DUX?

 Средняя цена, к примеру, дождевика без подкладки — 1200 гривен. И эта цена формировалась лишь с целью конкуренции с масс-маркетом.

— Вы говорили, что приносит деньги вам именно DUX, которому около двух лет. Когда и за счет чего вы вышли на самоокупаемость?

 DUX окупился уже в течение полугода. Здесь помог опыт, который я получил, работая на D.F.F., благодаря чему уже не повторял ошибок. К тому же помогло налаженное производство в Николаеве — мне не нужно было тратить время и деньги на поиски поставщика. И не нужно было искать ретейлера в Киеве, потому что я сразу договорился с «Капканом».

— Когда вы только начали создавать D.F.F., какое у вас было видение его развития?

 Вообще, в самом начале целью было торговать на eBay за границу. Мы продавали авиационные реплики и косухи в интернете.

Помимо Европы, у нас всегда была цель торговать на Японию, потому что там часто заказывали косухи нашего кроя. На США я никогда не ориентировался: там этого и так хватает. Спустя время я понял, что очень тяжело выделиться, чтобы тебя заметили. Пришлось ехать в Париж и там заявлять о себе, но это, как я уже говорил, тоже не принесло никаких результатов. Думаю, помогает счастливый случай.

— Например, когда вашу вещь надевает какая-то звезда и постит фото в Instagram?

 Да, это работает, если хорошо заниматься Instagram. Тогда уже не нужно никуда ехать, платить много денег за участие в выставке.

— Читал, что раньше вы не позиционировали себя дизайнером. Вы до сих пор придерживаетесь этого мнения?

 Раньше я не позиционировал себя так, потому что в основном копировал вещи. Вообще, мне сложно ответить, дизайнер я или нет. Я не придумываю новые формы. Использование и переосмысление классических вещей, чем я занимаюсь, — дизайн ли это? Мне кажется, дизайнеры занимаются созданием чего-то нового, и хороший дизайнер обязан придумать что-то новое.

— А у вас было желание придумать что-то свое?

 Было, конечно. В первых коллекциях я даже создавал что-то свое. Мне не понравилось только потому, что нет опыта, нет образования.

— Еще как-то мешает отсутсвие профильного образования? 

 Иногда это сказывается во время подбора цветов или композиции. У меня много однотонного, например, в серых и черных цветах, но я работаю над решением этого вопроса.   

— Если говорить о культуре ношения косухи в Украине…

 А ее нет — как раз из-за таких масс-маркет-брендов, как Zara или H&M, которые выпускают дерматиновые косухи и обесценили понятие долгого ношения куртки. Настоящая куртка, которую ты долго носишь, со временем начинает принимать твой стиль, заломы, потертости. Например, где-то упал на мотоцикле, кнопка превратилась в расплавленный метал, но именно благодаря всему этому куртка приобретает свою индивидуальность.

А куртки из масс-маркета… Человек покупает такую, носит один сезон, после чего она портится, и ее выбрасывают на свалку или дарят кому-то и покупают следующую. Да, она дешевле, чем настоящая кожанка, но своим друзьям я пропагандирую постоянную носку одной и той же куртки.

— Какие свои главные ошибки вы бы выделили?

 Например, лень. Еще одна наша проблема — отсутствие выхода на международный рынок или хотя бы какого-то активного коннекта. Взять практику написания имейлов байерам: имейлы никто не читает — роль играют только личные знакомства, которые могут помочь продвижению бренда в тот или иной магазин. Сколько мы ни писали писем — не помогло, а обвинять в этом только себя я не хочу. Чтобы выйти на международный рынок, нужно ехать на разные выставки и шоу, платить огромные деньги — и не факт, что тебя заметят, а конкуренция в том же Париже или Берлине, где проходят крупнейшие выставки, огромная.

Но мы решили, что хотим выходить на рынок Азии, ехать в Токио, где тоже можно показать себя. Да, там такие же цены на выставках, как в Париже, но совершенно другая публика. Я думаю, азиатам, в том числе японцам и корейцам, понравится мой бренд, у них есть интерес к подобным вещам. И мы планируем двигаться в этом направлении.

D.F.F.  Фейсбук  Инстаграм  Сайт

DUX  Фейсбук

Читайте также:

Фото: Тарас Тарасов специально для DTF Magazine

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку на сайте

Владимир Волощук