Гай Наттив: «В США никто не хотел снимать фильм об американских нацистах»

В  начале года израильский режиссер Гай Наттив получил «Оскар» за лучший игровой короткий метр. Его фильм «Кожа» рассказывает о семье американских неонацистов, которые растят своего ребенка в ненависти к другим

«Кожа» — самый зрительский фильм из всей подборки «Оскар Шортс» (которую все еще можно увидеть в киевском кинотеатре «Жовтень»), и при желании его даже можно обвинить в конъюнктурности (кажется, при президентстве Трампа просто невозможно снять неуспешный фильм о расизме). Но изначально лента не смогла привлечь стороннее финансирование и снималась на энтузиазме за деньги семьи режиссера.

DTF Magazine поговорил с Гаем Наттивом о том, как из одной идеи родились два фильма с одинаковым названием, о схожести Израиля и США и о том, что дает победа на «Оскаре».

Про путь от идеи до реализации

Я израильский режиссер, а моя жена — американская актриса. Около пяти лет мы поддерживали отношения на расстоянии. Наконец в 2016 году у меня возник повод переехать в Америку и снять там кино: я прочитал статью об американских неонацистах и решил, что из этой истории получится отличная лента об искуплении.

Когда я приехал в США, никто не хотел снимать фильм об американских нацистах. У власти был Обама, и все ожидали, что следующим президентом станет Хиллари Клинтон. Мне постоянно говорили, что тема неактуальна. Несмотря на разочарование, я все же решил снять короткий метр. Он тоже не заинтересовал продюсеров, и в этой роли пришлось выступить моей жене.

Все изменилось после избрания Трампа, марша «Объединенных правых» в Шарлотсвилле и массового расстрела в синагоге Питтсбурга. Оказалось, что мой фильм актуален. Картина «Кожа» отправилась на кинофестивали, а продюсеры теперь были готовы вложить деньги в полный метр. Я вернулся к своей старой идее и создал полнометражное кино с тем же названием, с той же темой, но с разными историями.

Марш «Объединённых правых» в Шарлотсвилле. Источник: Business Insider

О теме фильма

Тема моего фильма пришла из Талмуда. Там говорится: «Отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина». Это значит, что то, чему ты учишь своих детей, потом укусит тебя же за жопу.

Кино не обязано менять реальность, но это хороший инструмент для образования. Мне бы хотелось, чтобы подростки смотрели «Кожу» в учебных целях. Ведь дети особенно подвержены разным влияниям. Временами они находят свой дом и семью в бандах, которые пользуются их наивностью, обучают ненавидеть и использовать оружие, как в «Городе Бога». Это та же тема.

О ксенофобии

После выхода «Кожи» я получил несколько полных ненависти мейлов, но оставил их без ответа. До этого я никогда не сталкивался с проявлениями расизма, а в Лос-Анджелесе это вообще исключено.

Почти вся моя семья погибла во время Второй мировой войны в Германии и Польше. Мои бабушка с дедушкой рассказывали, как это было. Я вырос на историях о холокосте и из-за этого стал очень чувствителен к теме расизма. Я знаю, как это было в 1939 году, и вижу сходство с настоящим: тогда тоже все начиналось с ненависти к мигрантам, а потом все просто сошли с ума.

О мести, показанной в фильме

Один из продюсеров фильма — афроамериканский активист Дэрил Ламонт Дженкинс. Он прочитал сценарий и сказал мне:

«В американском кино афроамериканцев постоянно убивают, бьют и унижают, но они очень редко отвечают обидчикам. Было бы замечательно увидеть месть в конце»

Идея мести родилась у моего друга-сосценариста Шэрона Маймона. Она мне понравилась, потому что наглядно показывает, что такое расизм. Расизм — это просто кожа.

О схожести Израиля и Америки

Мои последние фильмы говорят об Америке, но также немного и о моей стране. США и Израиль не так уж сильно различаются. У нас те же проблемы: эмиграция, ненависть, множество неприемлемых и ненормальных вещей, которые стоит изменить. Секуляризация против несекуляризации, религия против нерелигии, конфликты в обеих странах… Временами мне кажется, что Израиль — это уменьшенная копия Америки.

О победе на «Оскаре»

На вечеринке перед «Оскаром» к нам подошел режиссер Спайк Ли и сказал: «Я голосовал за тебя». Он — король, на чьих фильмах я вырос, — похвалил меня. Это было просто невероятно, хотя я и не думал, что мы победим. Ведь изначально мы не были фаворитами, и почти везде писали, что «Кожа» находится на втором месте.

О возможностях, которые дает режиссеру «Оскар»

«Оскар» — это как бар-мицва, свадьба и рождение дочери в один день. Люди начинают прислушиваться к тебе и больше доверять, а перед тобой открывается множество дверей, которые будут открыты всего год. За это время нужно снять следующий фильм. Слава богу, последние пять лет я писал свой сценарий, так что был готов его сделать.

Про телевидение

Я смотрю много независимого кино и телевидения. То, что сейчас делают на кабельном, просто невероятно. Мне очень понравился «Чернобыль». Но есть одна вещь, которая огорчила меня во время просмотра: почему создатели не взяли на роли украинских или русских актеров?

О следующем фильме

Меня интересуют социальные, политические и гуманистические истории вроде тех, которые Америка рассказывала в 1970—1980-х. В те годы люди были готовы ходить в кино и смотреть фильмы вроде «Норма Рэй», «Силквуд», «Собачий полдень» и т. д. Это все фильмы, которые содержали месседж, а не только развлекали.

Я планирую сделать таким следующий фильм, посвященный моей бабушке, которая выжила во время холокоста. В 55 лет она впала в депрессию, часто думала о смерти и пережитых ужасах. Она встретила женщину, которая пообещала изменить ее жизнь и наполнить ее счастьем. Позже выяснилось, что эта женщина — лидер культа. Она вынудила мою бабушку развестись с дедушкой, присвоила ее деньги и поселила в общине с другими 37 женщинами. Рабочее название фильма — «Гармония».

Читайте также:


Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Алекс Малышенко