Meet WE BAD: Китч и хулиганство в работах киевского дуэта художников

Р убрика Meet, в которой мы знакомим с украинскими иллюстраторами, художниками и фотографами, возвращается. Новые ее герои — киевские художники Максим и Лера, больше известные как WE BAD. У дуэта свой яркий стиль, совмещающий хулиганство, китч, народное сетевое творчество и добрую иронию. Их работы можно увидеть на улицах Киева, фестивалях, в кафе, в книгах и на вагонах поездов.

По просьбе DTF Magazine Андрей Сигунцов встретился с художниками и теперь знакомит с ними ближе

— Как вы стали работать вместе и как появился WE BAD?

Лера: Мы познакомились, начали встречаться, и к нам пришел проект «Ощадбанк». Fedoriv тогда делал им ребрендинг. Ко мне обратились с маленькой задачей по иллюстрации, которая переросла в большой рисунок на стене главного офиса. В четверг они приняли окончательное решение, а в понедельник уже планировали открытие. Я в панике говорю Максиму: «Надо что-то быстро придумать!» Максим спокойно ответил: «Ок, нам нужны банки — и все порешаем». При том что стенки мы до этого не делали, а баллончиками рисовали еще в детстве. В итоге проект сделали, и всем все понравилось.

Так постепенно мы начали работать вместе. У нас разные сильные стороны, которые хорошо дополняют друг друга. «Ощадбанк» случился весной 2015 года, а WE BAD появился зимой.

— О каких своих разных сторонах вы говорите?

Лера: Максим классно шарит в анатомии, а я — в композиции. У нас разный темперамент. Максим категоричный и вспыльчивый, а я терпеливая и гибкая. Твердость Максима помогает нам не сдавать свои позиции перед клиентом, а моя — делать это мягко. И когда Максим пришел с названием WE BAD, все стало на свои места. Это объединило наши визуальные предпочтения в цельную концепцию. Нам нравится работать с неоднозначными и фактурными темами и персонажами, нравится делать это в коммерческих проектах, отстаивая и защищая выбранные решения.

«Говорящий динозавр», Киев, улица Саксаганского, 118

— Одна из моих любимых работ — большая мозаика «Говорящий динозавр» в Киеве на улице Саксаганского. Как она появилась?

Максим: Тоже спонтанно. Проект реализовали в концепте оформления «Сільпо», что на проспекте Победы. Это была совместная работа с киевским скульптором Костей Скретуцким. Сам процесс для нас заключался в разработке эскиза, а мозаику выкладывали работники вместе с Костей.

— А темы, с которыми вы работаете, — это некая социальная критика? Вы ведь часто миксуете бабушек, подростков, разные социальные слои, но в итоге все выглядят довольными и счастливыми персонажами. Это такой визуальный сарказм?

Лера: Не совсем. Скорее, это добрая ирония, а движет нами живой интерес, теплое и трепетное отношение к разным людям и их быту.

Дело в том, что у нас жизнь как в парнике: всех людей в своей жизни ты выбираешь сам, и в результате среда становится однородной, неконфликтной и похожей на тебя. С одной стороны, это приятно, а с другой — работать хочется со спорными, неоднозначными и контрастными темами.

Поэтому мы максимально рефлексируем на все, что кажется нам интересным и классным, — на людей, чей быт и парник не похож на наш.

— Где их находите? Исследуете барахолки, интернет, метро?

Лера: 50 на 50. Когда видим классных типов, мы их фотографируем, что-то находим в интернете. У Максима есть аккаунт в Одноклассниках, это большой источник вдохновения и поиска идей. У него там фейковая личность и бурная социальная активность. Там множество классных персонажей — бери не хочу.

— А как насчет приложений для знакомств? Там тоже неплохой материал для творчества!

Лера: Хорошая идея! Мы еще не использовали этот ресурс, но подружки бросают с Тиндера всякие скрины с топовыми типами. Обязательно что-то сделаем.

— Как вы называете свой стиль?

Лера: Как говорила Дебра Картрай, «все, что вы создаете — ваш стиль. Замечайте и развивайте те его особенности, которые повторяются».

Мы так и делали — ничего не искали и не выдумывали. Рисовали, как нам нравится и как получается. Экспериментировали. Характеризуем его как easy lazy style.

«Все, что вы создаете — ваш стиль. Замечайте и развивайте те его особенности, которые повторяются». Дебра Картрай

— Какие проекты у вас этапные, важные для вас?

Лера: Я бы выделила Brave! Factory 2017, когда ты был сокуратором арт-части. Было сложно и интересно — от выбора стенки до длительных согласований. Место нашей будущей работы постоянно менялось, и приходилось делать очень много эскизов, пока не нашлась та самая огромная стена.

Нам не хотелось делать что-то в контексте общей эстетики завода (фестиваль Brave! Factory проходит на территории завода «Киевметробуд». — Прим. DTF Magazine). Наоборот, хотелось добавить чего-то сочного, яркого и резонирующего. Мы взяли советскую эстетику, сюжет борьбы на Олимпийских играх, сделав борцов розовыми и голыми.

Проект WE BAD для киевского фестиваля электронной музыки Brave! Factory / 2017 год
Проект WE BAD для киевского фестиваля электронной музыки Brave! Factory / 2019 год. Фото: Sasha Zmiievets для Brave! Factory

— Получилось действительно масштабно. Помню, как директор завода попросил «надеть трусики» на борцов. Спустя два года он снова напомнил о своей просьбе, но они по-прежнему остались голыми — смущать работников завода.

Максим: Да, было весело! Еще один проект, о котором можно рассказать, — ребрендинг молодежной передачи для телеканала «UA: Перший», для этой большой бюрократической машины. Программа получила новое название, «НАХІБА», и рассказывала о молодых украинских ребятах, которые делают то, что им нравится, у них все классно. Мы сделали дизайн, заставку, перебивки. Название тоже мы придумали.

— А с брендами или дизайнерами коллаборации делаете?

Лера: Мы делали картинки для трусов, для киевской локальной марки You Are So, рисовали знаки зодиака.

— А сами их носите?

Лера: Да, с раком. Потому что я Рак.

Максим: Еще сильно любим проект новогоднего оформления для сэндвич-баров Orangutan. Вообще тема Нового года становится все более дизайнерской, елки стилизуют дальше некуда. Так что мы решили передать атмосферу праздника из детства, вспомнить, как все украшали в детском саду и школе: дождик вешали, а на него игрушки. К тому же старые советские игрушки выглядели офигенно. Получилось душевно.

— А недавно оформили машину и вагон поезда. Что это за проект?

Лера: Инициатива поступила от ребят из Drugstore. Это проект, который спонсирует Элтон Джон. Его цель — помочь ребятам, которые тусуются на фестивалях: в машине ты можешь сдать тест на ВИЧ, посидеть под пледом, выпить воды и получить контрацептивы. Это действительно круто и важно.

А поезд — это Gogol Train в рамках Гоголь-феста. Организаторы решили сделать особенный поезд, который отвезет гостей из Киева в Мариуполь, где проходил фестиваль. Нам предложили разрисовать один вагон. Достался вагон-ресторан, на котором мы нарисовали корову с многозначительной надписью «Я ем все». После фестиваля вагон стал частью состава Одесской железной дороги.

— С кем еще хотите поработать?

Лера: Нам нравится работать с проектными задачами в разных форматах, используя иллюстрацию как инструмент. Хочется продолжать работать с большими компаниями, которые никогда раньше не позволяли себе такие творческие эксперименты.

Круто делать для них что-то в своем стиле: это немного меняет мир в лучшую сторону.


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Дизайн партнер — crevv.com
Разработка сайта — DTF Magazine/don't Take Fake