Еще один глобальный проект: Нужен ли Украине Boiler Room

Слухи о приходе в Украину международного музыкального проекта Boiler Room с сериями вечеринок появляются так же часто, как и «новости» об открытии в Киеве первого магазина H&M, IKEA или кофейни Starbucks, — то есть практически каждый год. Однако теперь, согласно данным наших источников и публично озвученной информации, Boiler Room все-таки добрался в Украину (вслед за H&M) и первая вечеринка состоится нынешней осенью. Осталось дождаться официального анонса.

Предвосхищая хайп, который несомненно вызовет этот проект, мы попросили украинских электронных музыкантов поделиться своим мнением о формате и роли Boiler Room в современной музыке. Как повлияет на отечественную электронную сцену появление BR в Украине и повлияет ли? А по ходу текста знакомим с выступлениями тех украинских музыкантов, которые играли в Boiler Room в разных странах мира

Boiler Room — формат закрытых вечеринок, которые транслируют в прямом эфире. Первый BR прошел в Лондоне в 2010 году, а со временем превратился в глобальный проект и проводился в более 50 странах. За всеми ивентами можно следить на YouTube-канале.

Нил Тарасов

участник проекта Hidden Element, диджей, автор аудиоблога btw.

«Примерно 5—6 лет назад я довольно регулярно смотрел трансляции канала Boiler Room. Тогда, по моим ощущениям, они проходили не так часто, а лайн-апы казались актуальными, сохраняя при этом дух андеграундных ивентов. Сам формат, в котором диджеи играют как бы для тебя, сидящего за компом, а за ними тусуются люди, казался необычным и свежим. Не могу сказать, что открыл для себя кого-то через этот канал, но с интересом смотрел выступления любимых электронных исполнителей.

О Boiler Room в Украине, если честно, особо не думал, так как перестал активно следить за этим онлайн-проектом. В какой-то момент проект стал тесно сотрудничать с крупными брендами, а брендам от такого формата нужны просмотры, которые гарантируются определенными артистами определенных лейблов с тесными связями в главных мировых музыкальных медиа.

Безусловно, проект BR — это хорошо организованная бизнес-структура, но вряд ли она занимается развитием локальных сцен в тех странах, куда приезжает. Думаю, что на украинскую электронную сцену гораздо большее влияние оказывают фестивали вроде Strichka или Brave! Factory, и наверняка именно их представители будут гостями украинской «бойлерной».

Повторюсь, что BR не развивает локальные сцены, а, скорее, приезжает туда, где эти сцены уже развиты до приемлемого уровня, и если рассуждать в этом ключе, то приезд проекта — своего рода маркер того, что Украина укрепляет свои позиции на музыкальной карте мира. Этот проект, без сомнения, сейчас большой игрок во всей музыкальной индустрии, и в будущем это мероприятие в Украине обречено на успех.

Однако лично я предпочел бы стать частью обучающего и мотивирующего ивента от Red Bull Music Academy. Меня больше интересует созидательная часть, а не интертеймент, поэтому я бы отдал предпочтение лекции о продакшене от условных KiNK и Jon Hopkins или же об истории успеха музыкантов Peggy Gou или Bonobo. От таких ивентов пользы намного больше, и именно такие вещи, как мне кажется, влияют на сцену. Думаю, что всему свое время и что каждое начинание играет свою роль в общем деле. Но с уверенностью могу сказать: уровень украинских музыкантов абсолютно не уступает уровню западных звезд, и когда мы научимся помогать друг другу, то уверенно займем свою нишу в мире. Начало этому уже положено»

Сет Nastia на вечеринке Boiler Room в бельгийском городе Льеж весной 2018 года


Игорь Глушко

сооснователь Rhythm Büro, резидент клуба Closer

«Boiler Room — продукт нашего времени. Он объединяет в себе видеостриминг, корпоративное спонсорство музыкальной сферы и популяризацию клубной музыки — грубо говоря, создает хайп, смешивая новшества последнего десятилетия.

Лично я не ждал проект Boiler Room, потому что не вижу в нем для себя какой-либо ценности. У меня никогда не было желания побывать на каком-то из их мероприятий (независимо от города), и я не понимаю, какую пользу его проведение может принести локальной сцене. Также не могу сказать, что открывал для себя какие-то имена благодаря этому проекту, скорее, мог включить целенаправленно сет конкретного исполнителя, чтобы лишний раз убедиться в его диджейских навыках, если хотел его забукировать. Но, откровенно говоря, то же самое можно сделать и с помощью любого сета на SoundCloud.

Не могу сказать, что люблю или не люблю Boiler Room, скорее, отношусь к нему нейтрально. Нельзя отрицать тот факт, что этот проект помогает построить карьеру некоторым артистам, поэтому его ни в коем случае нельзя назвать плохим. Но не скрою, что меня немного раздражает то, что он превратился в фабрику тщеславия: люди, на которых направлена камера, ведут себя не так, как вели бы себя в других условиях. Но это не только особенность Boiler Room — по большому счету, такой же эффект на нас оказывают социальные сети.

Влияет ли Boiler Room на локальные сцены, когда приходит в те или иные страны? Тут я не претендую на истину в последней инстанции, так как не особо слежу за проектом. Мое мнение со стороны: Boiler Room может помочь, если ты уже сам подаешь какие-то надежды как артист. Яркий пример — наш друг Zadig (выступал на одной из вечеринок Rhythm Büro в Киеве— прим. DTF Magazine), чье выступление на Boiler Room совпало с началом стремительного подъема его карьеры, но не было единственной причиной такого развития событий. Если же ты отыграешь просто как представитель очередного города, в который приехал BR, вряд ли тебя сразу ждет блистательная карьера.

Да, существует много примеров, когда какие-то сеты на Boiler Room становились вирусными. Но это происходит не обязательно в связи с музыкальными номерами артистов: зрители ищут смешные лица на фоне артиста, отмечают для себя какие-то оригинальные наряды или обсуждают красивых людей, позирующих на камеру, — все это не совсем о музыке, но стало вполне привычным делом для проекта BR.

Украинские артисты уже выступали на мировых вечеринках Boiler Room: Stanislav Tolkachev, Nastia, Etapp Kyle, Vakula, Koloah — это только те, о ком я знаю. Чтобы получить признание, им не нужен был Boiler Room в Киеве, да и вообще где-либо. И повторюсь, что вряд ли Boiler Room в Киеве положит начало звездной карьере кого-то из локальных артистов. Хотя буду только рад, если ошибусь.

Думаю, что вопрос «Нужен ли Украине Boiler Room?» не следует ставить именно таким образом. Да, его приход сюда, безусловно, вызовет фурор. Но нужен или нет — каждый решает индивидуально. Мое мнение: нужды в нем нет, так как после его проведения ровным счетом ничего не изменится, не следует ожидать внезапного подъема сцены как результата этого события. Это не означает, что я против, мне скорее это безразлично. Тем не менее кто-то наверняка скажет, что BR нужен, и найдет аргументы для своих слов»

Сет Vakula на Boiler Room весной 2013 года


Дарко Лісень

співзасновник львівської формації Zavtra та серії вечірок Dzvin

«Я за Boiler Room стежу ще з їхніх старих «номерних» випусків у вівторок увечері, які знімалися на просту веб-камеру й стрімилися з лагами на Ustream. Ось як, наприклад, цей чи цей сет DJ Stingray з Last.fm HQ — він навіть був спеціальний, бо йшов не у вівторок, а в суботу. Тоді новина про оголошення гостей наступної вечірки і, власне, стрім швидко розходилися між знайомими, і часто в загальному чаті потім дивувалися, звідки там налетіло стільки «crazy russians» (вони там не дуже розбиралися в кирилиці).

У ті часи він нечасто відбувався навіть поза Лондоном, тому про Україну навіть і не думалось. Потім було цікаво уявити таке й у нас, але якось потроху це бажання перегоріло: і без того тут усе досить непогано.

Люблю Boiler Room за те, що він є, а без нього було б нудніше, напевно. За контент, звичайно, — за всі роки там грали багато хороших сетів і лайвів. Хоча специфіка BR і не дуже DJ-friendly — люди, які пхаються в кадр, і рейви впритул до музиканта не дуже сприяють хорошим сетам, хоч декому і вдається. А не люблю Boiler Room — але це вже зараз — за те, що їх надто багато. Вони виросли — це нормально, але трохи втратили атмосферу. Тепер уже не треба чекати вівторка, заходиш у ФБ — от тобі стрім, нарізка, запис попередньої вечірки, меми і таке інше. Дуже багато хорошого ти навіть не встигаєш побачити. Ну і в них з’явилось багато послідовників, які використовують подібний формат.

Я не зовсім згоден, що BR впливає на локальну сцену країни, в яку прийшов. Він просто показує світові: дивіться, і тут теж щось відбувається (якщо хтось цього не знав). Як правило, Boiler Room приходить не на пусті місця, а в міста й країни, де — бачите — набралось уже стільки крутих артистів, що ми можемо навіть вечірку провести. Принаймні, я не знаю випадків, де після BR і завдяки йому стався якийсь сплеск на локальній сцені.

Чесно, коли я про це почув — що Boiler Room прийде в Україну, то реакція була такою ж, як і на будь-якого гостя тут, який запізнився на кілька років з приїздом, тобто щось середнє між meh і «ну ок». Неправильно було б сказати, що мені зовсім байдуже, але й не скажу, що дуже чекаю.

Тому що, по-перше, вся наша основа сцени тепер уже не вміститься навіть у кілька випусків BR: лише кількість тих українських музикантів, які вже й так грали в Boiler Room — це повноцінна вечірка-дві. А є ж іще мінімум удвічі більше цікавих імен (їхня відомість навіть не дуже важлива — багато, хто згадає всі імена тих, хто пограв, наприклад, у польських BR? А грали там не останні для Польщі люди). По-друге, BR зараз — такий конвеєр, що навряд чи ця вечірка — без постійного промо BR чи від якихось спонсорів — згадається поза Україною хоча б через півроку. Мені здається, що важливіша, наприклад, нещодавня рецензія на останню «Схему» на Resident Advisor чи потрапляння фестивалю «Стрічка» у топ-10 фестивалів місяця у світі в тому ж RA. Хоча я буду радий помилитись. А ще дуже важливо, щоб ніхто не пересварився, вибираючи лайнап. Буває ж усяке.

Я думаю, навряд чи Boiler Room якось вплине на українську сцену — хіба що вони зайдуть сюди із чимось більшим, ніж просто вечірка. А на світову BR уже вплинув — сама поява BR зробила надпопулярними записи й трансляції вечірок, концертів, фестивалів. У першу чергу — трансляції.

Я думаю, що в Україні Boiler Room буде успішним, але якби вони прийшли сюди хоча б у 2016-му, не говорячи вже про попередні роки, це було б набагато цікавіше і для сцени, і для BR»

Сет Станислава Толкачева на вечернике Boiler Room в Польше весной 2015 года


Максим Сикаленко / Cape Cod

электронный музыкант, продюсер, основатель лейбла Kiev House

«Boiler Room был первым стриминговым ресурсом с огромным социально-культурным влиянием. Мне кажется, ничего подобного в такой форме в ближайшее время не будет.

Для меня же он появился в тот момент, когда я играл в группе +/− («Плюс/минус») и в целом было ощущение стагнации тяжелой рок-сцены. Казалось, что людям надоел формат живых выступлений и должна немного измениться парадигма и форма всего этого.

И тут началась эпоха видеостриминга, а одной из самых влиятельных площадок как раз стал Boiler Room. Ты мог, не выходя из дома, открывать для себя нескончаемое множество артистов, тенденциозно понимать, куда двигается подполье Лондона, Берлина, Барселоны и других уголков мира. Можно было смотреть лайвы от BadBadNotGood, наблюдать за игрой с кассет Awesome Tapes или ловить силуэт Burial на одном из сетов Джеймса Блейка. И в таком статусе BR для меня оставался до 2014—2015 года. Потом контента стало слишком много, не было возможности отслеживать все — и постепенно у меня угас интерес к нему.

Не уверен, что Boiler Room может влиять на локальные сцены, если говорить о настоящем времени. Я очень люблю выступление X-Coast в Белграде в рамках сербского BR. Но особого фидбэка он не получил. Возможно, опять-таки потому, что новая электронная сцена вместе с ее слушателями разрослась — первопроходцам это было уже неинтересно, а новые зрители были не слишком вовлечены и не видели в этой площадке чего-то уникального.

Нужен ли Украине Boiler Room? Мне кажется, украинской сцене больше нужно объединение и сотрудничество, нежели приход Boiler Room. Последнее — это скорее инструментарий, чем спасательный круг для прорыва на Запад. Пример тому — выступление нашего Koloah (проект Дмитрия Авксентьева — прим. DTF Magazine) на BR Moscow — отличнейший лайв, не получивший должного внимания и распространения. Для Димы это сейчас скорее регалия.

Когда сцена была небольшой (начало 2010-х), существовала негласная взаимопомощь: каждый черпал вдохновение друг у друга, независимо от того, что ты играл — хаус, техно, брейкбит и так далее. Но когда сцена начала становиться большой, началась история с постепенной маргинализацией. Но, надеюсь, это временно.

Я не уверен, что Boiler Room сейчас пользуется большой популярностью в Украине. Это похоже на то, что, пока часть общества ждет захода на украинский рынок Starbucks, на каждом углу уже есть «Арома Кава». Я иногда теряюсь, если мне каждые 10 минут не встречается на пути хоть один их пойнт (смеется). Обобщенно и утрированно, но по смыслу как-то так»

Сет KOLOAH на московской вечеринке Boiler Room в 2016 году


Pavel Plastikk

диджей, организатор LOW Party

«Я не жду Boiler Room в Украине, не очень приветствую этот хайп и концепт по разным причинам, но отдаю дань уважения ему.

Дело в том, что я против видеотрансляции сетов. Посетив впервые ночной клуб в 1999 году, я сразу для себя понял, что обмен энергией между артистом и публикой — это всегда таинство, волшебство, магия. Каждый раз это уникальное событие, которое ты переживаешь только однажды — здесь и сейчас. С развитием технологий мы видим, что меняется отношение к артистам, повышается спрос на этом рынке, развивается сценическое искусство, но в то же время, как это ни прискорбно, ухудшается качество. Причин тому много.

И одна из них — онлайн-трансляции. Сегодня среднестатистическому меломану, увы, уже недостаточно только музыки, ему нужна картинка. Это, безусловно, популяризирует то, чем мы занимаемся, но в то же время убивает суть. Масса толкающихся, часто абсолютно невменяемых персонажей за спиной диджея во время его сета — это неправильно. Но многие люди делают на этом деньги, и многим такое нравится. Судить не буду — это дело вкуса и внутренних приоритетов.

По идее, приход такого ретранслятора должен вызвать всплеск локальной сцены, но в то же время я бы не очень обольщался. Ведь даже с несколькими сериями Boiler Room мы все равно не станем в ряд с такими гигантами электронной клубной мысли, как Великобритания, Германия, Австралия, Япония, США или Скандинавия.

Но проект Boiler Room, безусловно, нужен. Во-первых, потому, что уже состоялся его запуск в Грузии и Польше, а ведь наша локальная сцена ничем не уступает этим странам. Во-вторых, Украину по-прежнему игнорируют основные медиа (например, RA, XLR8R, Pitchfork и другие), очень медленно идет раскачка наших музыкантов и наших мероприятий за рубежом. В-третьих, это просто необходимо нашим местным диджеям и музыкантам, ведь им есть что сказать, поверьте.

Основная задача Boiler Room на данном этапе — просто заявить о том, что в Украине есть своя, уникальная, никем не навязанная клубная музыкальная сцена, и у этой сцены очень большой потенциал»

Etapp Kyle на берлинской вечеринке Boiler Room в апреле 2018 года

И неожиданный факт — выступление на Boiler Room композитора Любомира Мельника

Дисклеймер: после официального анонса проекта в Украине, редакция DTF Magazine планирует взять интервью у его организаторов


Читайте также:


Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку на сайте

Владимир Волощук