Кино, которое увидим только раз: В Киев везут главные фильмы из Канн и Венеции

Кинофестиваль «Киевская неделя критики», который 24—30 октября вновь покажет в Киеве редкое фестивальное кино, объявил основную программу. В нее вошли семь призеров Каннского и Венецианского кинофестивалей, включая, например, хайповый «Маяк» Роджера Эггерса с Робертом Паттинсоном и Уиллемом Дефо в главных ролях и «Раскрашенную птицу» Вацлава Маргоула, напугавшую одну половину критиков и разозлившую другую в Венеции. DTF Magazine знакомит с каждым из фильмов

 «Маяк» / The Lighthouse

«Маяк» Роджера Эггерса успели обложить сильными прилагательными и восклицаниями еще на премьере во время Каннского кинофестиваля. Эпитеты «тревожащий», «галлюциногенный», «гипнотизирующий» встречаются, наверное, чаще других. Этот фильм о двух работниках маяка(Уиллем Дефо и Роберт Паттинсон) на острове в Новой Англии, действие которого происходит в конце XIX века, обещает много безумия полусвихнувшихся от совместного пребывания мужчин и поворот в сторону чуть ли не лавкрафтианских ужасов. Стоит обратить внимание на то, что «Маяк» если и не связан напрямую с дебютом Эггерса «Ведьма», то вроде бы существует в той же вселенной.

«Маяк»: Что известно о самом обсуждаемом хорроре Каннского кинофестиваля

В Каннах лента получила приз ФИПРЕССИ (Международной федерации кинопрессы. — Прим. DTF Magazine), а его перспективы в грядущем наградном сезоне станут яснее после выхода в американский прокат 18 октября. Дистрибьютор A24, который представляет фильм, имеет опыт проталкивания инди-хитов на «Оскары», так что в теории «Маяк» имеет шансы к концу года фигурировать уже в оскаровских прогнозах.

«Озера диких гусей» / Nan Fang Che Zhan De Ju Hui

Этот китайский неонуар тоже приехал из Канн, где участвовал в основной программе. В центре сюжета — главарь небольшой банды мотоциклетных воров, за которым начали охотиться все: и свои, и чужие, и полиция. И интересно, что вся история скорее рассказана с точки зрения девушки-проститутки, с которой они ищут выход из ситуации. 

Режиссер фильма «Озеро диких гусей» Дяо Инань стал известным, когда его «Черный уголь, тонкий лед» неожиданно для всех победил на Берлинском кинофестивале в 2014 году. Дяо автор холодного, виртуозного, изощренного и иногда извращенного криминального кино, в котором кровавое насилие возникает, только когда это надо. И когда это происходит, Инань показывает, что любит действительного оригинальные решения. Достаточно вспомнить едва ли не самую уникальную перестрелку в истории кино, которую зритель увидел в картине «Черный уголь, тонкий лед». Так что нечто нестандартное можно ожидать и в новой работе. На это намекает даже трейлер. 

«Призрачные тропики» / Ghost Tropic

Стартовавшая в каннской программе «Двухнедельник режиссеров» кинолента «Призрачные тропики» уже третья работа малоизвестного бельгийского режиссера Баса Девоса. Это тихий, маленький фильм, который почти отказывается от стандартного повествования. Он рассказывает о том, как однажды ночью закончившая смену пожилая работница клининговой компании впервые за несколько десятков лет засыпает в последнем метро. Теперь она вынуждена идти домой пешком. Собственно, эта небольшая одиссея и запечатлена в фильме.

Снятая на 16-миллиметровую пленку и в формате 4:3 картина «Призрачные тропики» почти не заставляет сердце биться учащенно. Здесь нет ни приключений, ни происшествий. Это, скорее. сеанс гипноза с гуманистическим зарядом, фильм-прогулка и вглядывание в повседневное. Социальный, этнический, гендерный контекст тут возникает совсем мимолетно, но и этого хватает, чтобы точно обозначить, где, когда и с кем происходит эта прогулка. Подобные фильмы легко могут превратиться в благостный кисель, но «Призрачные тропики» избегают этой ловушки. 

«Раскрашенная птица» / The Painted Bird

Ксен Брукс из The Guardian начал свою рецензию на этот фильм так: «О первом публичном показе „Раскрашенной птицы“ в зале Darsena на Венецианском кинофестивале когда-нибудь снимут фильм… В нем будет мужчина, всем своим ростом упавший прямо на ступеньки, пытаясь спастись от этого фильма. В его кульминации будут 12 зрителей, которые пытаются выломиться из зала и обнаруживают, что дверь заперта!».

Это самый противоречивый фильм из основной программы Венецианского кинофестиваля действительно стал чемпионом даже не по выходам, а почти бегствам из зала во время просмотра, и совсем не потому, что фильм Вацлава Маргоула — это украинская копродукция.

В центре сюжета — история взросления или, скорее, выживания мальчика-еврея во время Второй Мировой где-то в католической части Восточной Европы. С выкрученным на полный максимум уровнем жестокости и насилия, в черно-белом изображении и снятая на 35-миллиметровую пленку «Раскрашенная птица» отсылает как к чехословацкому кино 1960-х о войне, которое тоже отличалось резкостью, так и к драме «Иди и смотри» — почти сюрреалистической вакханалии ужасов войны от Элема Климова.

В общем, зрителя ждут почти три часа испытания на прочность, которые только в последней четверти начнут возвращать ощущение, что этот страшный путь был пройден не зря.

«Малышка зомби» / Zombi Child

Да, здесь стоит ждать зомби, но не тех, которые начали вставать из могил после «Ночи живых мертвецов» Джорджа Ромеро и за следующие 50 лет даже смогли выучить слово «Мозги-и-и». Это вообще не хоррор, а кино французского режиссера со славой сноба, интеллектуала и любителя всякой маргинальщины Бертрана Бонелло.

Зато к гаитянским зомби фильм имеет прямое отношение. Он разделен как бы на две части, которые показываются параллельно. В одной — история Клервиуса Нарцисса, уроженца Гаити, который в 1962 году был превращен в зомби и работал на плантациях, но в силу случая пришел в себя и сумел найти свой путь обратно в мир живых (в гаитянской традиции зомби — это не имеющей своей воли раб бокора, то есть своего магического хозяина. — Прим. DTF Magazine). 

Во второй — история новой девочки в закрытом парижском пансионе, которая находит подруг и раскрывает им свое происхождение, что приводит к неожиданным последствиям. Она внучка Нарцисса.

Колониальная политика, рабство, свобода, власть, диалог с другой культурой — вот короткий список тем фильма, который называют самой дружелюбной работой по отношению к зрителю и чуть ли не развлекательным фильмом Бонелло.

«Атлантика» / Atlantique

Дебютная работа француженки сенегальского происхождения Мати Диоп сразу же получила второй по значению приз в Каннах — Гран-при. Фильм снят в Сенегале с участием преимущественно непрофессиональных актеров и сперва кажется реинкарнацией совершенно типичной истории для кино Черной Африки 1970—1980-х годов. Он любит ее, она любит его, но он бедный и ее родители никогда не позволят им пожениться. 

Трагическим историям о непреодолимых классовых барьерах, осложненных африканской спецификой, было посвящено действительно много фильмов. Однако «Атлантика» быстро сходит с колеи трагической, но предсказуемой истории.

Юноше, работающему на стройке монструозной высотки, не платят деньги, и он вместе с остальными рабочими бросает работу, чтобы следующей ночью сесть на лодку и попытаться добраться до Европы. Девушка остается одна, к ней уже подползает богатый жених со свадебными дарами в виде iPhone и гламурной кровати для брачной ночи. И тут в фильм вмешиваются явные мистические силы, о которых зрителю заранее лучше не знать.

«О бесконечности» / Om det oändliga

С Роем Андерссоном киевский зритель уже знаком. В 2014 году на кинофестивале «Молодость» показывали его предыдущий фильм, «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», победивший тогда в Венеции. Картина «О бесконечности» тоже приезжает к нам из Венеции, где удостоилась приза за режиссуру. Однако кино этого шведа невозможно описать.

Это скетчи, маленькие истории и зарисовки, часто не связанные сюжетно, но всегда держащие в центре повествования людей. Его герои часто немолодые и уставшие. С ними происходит что-то совершенно обычное, например их увольняют с работы, или совершенно экстраординарное — на перроне вокзала их преследуют мертвецы. Они участвуют в бессмысленных и часто диких социальных ритуалах. Например, в кинофильме «Песни со второго этажа» есть абсурдная сцена аттеступы (после «Солнцестояния» зритель, наверное, уже выучил, что аттеступа — это ритуальное убийство стариков) наоборот, а в фильме «О бесконечности» единственному сквозному герою снится, что он в терновом венце тащит крест по улицам современного города, а завсегдатаи кафе выходят с чашкой кофе на него посмотреть.

Надо понимать, что Андерссон — режиссер, который заплатил 20 годами жизни за право снимать то, что он хочет. В середине 1970-х он бросил кино, создал свою продюсерскую компанию и занялся съемкой рекламы, чтобы стать финансово независимым (и стал абсолютной легендой, восемь раз выиграв золотых «Каннских львов»). 

После его возвращения в 2000 году мы получили действительно уникального режиссера, язык и образы которого не имеют аналогов в современном кино. И теперь Андерссон, посвятивший до этого трилогию фильмов абсурдности и жестокости жизни в большей степени, чем чему-либо другому, снял нежный и почти добрый фильм. Самый короткий в свой биографии. И назвал его «О бесконечности».

  

 Также на «Киевской неделе критики» представлены украинская программа и программа «Новый Голливуд», о которых мы расскажем ближайшее время. Билеты на показы поступят в продажу 10 октября. Также доступны абонементы

 Когда: 24—30 октября
Где: Киев, кинотеатр «Жовтень»
«Киевская неделя критики» в Фейсбуке 

Читайте также: 


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сергей Ксаверов