Дневники Берлинале: Скучное добро, надоевшее зло, гендерное равенство

В столице Германии проходит Берлинский кинофестиваль — главный рупор доброты, равенства и справедливости в кино. Журналистка DTF Magazine Ольга Сидорушкина с головой погрузилась в кино и докладывает с места событий: о чем там говорят, что смотрят, кого хвалят, а кого традиционно ругают. И сама не скупится на критику

Читайте также: От Джоны Хилла до Озона и Аньес Варда: Что покажут на Berlinale 2019

В этом году фестиваль сфокусировался на гендерном равенстве и женщинах. Организаторы гордо заявляют о небывалой концентрации работ женщин-режиссеров в конкурсной программе (7 фильмов из 17) и в целом на фестивале (45% фильмов сняты женщинами), а журналисты, преимущественно мужчины, скептически шушукаются: «Где они их столько взяли?»

Добрый знак во всем этом видит Жюльет Бинош, глава жюри. Оно, кстати, тоже сформировано под стать общей повестке — 50 на 50, а в числе судьей — обладатель «Оскара» за лучший иностранный фильм 2018 года чилийский режиссер Себастьян Лелио и немецкая актриса Сандра Хюллер, которую мы помним по «Тони Эрдману». Посмотрим, будут ли так же равномерно распределены награды. Хотелось бы, чтобы они достались хорошим фильмам. Но еще хотелось бы, чтобы хорошие фильмы тут оказались! 

Фестиваль открыли конкурсной картиной датчанки Лоне Шерфиг «Доброта незнакомцев», и это тот случай, когда добро побеждает, но делает это неимоверно скучно. 

Зои Казан и Тахар Рахим в фильме «Доброта незнакомцев»

«Доброта незнакомцев» — морализаторская драма о том, что помогать ближним нужно и приятно. Герои картины — люди с грустными глазами, которые страдают все как один, но больше всего досталось простой домохозяйке с двумя детьми (Зои Казан). Ее и детей избивает любящий муж-абьюзер, уйти от которого она боится, так как он полицейский и товарищи по работе помогают ему в слежке. В конце концов она решается: едет без денег — и малейшего представления о том, как жить дальше, — на Манхэттен (потому что это красиво), где жалостливо смотрит на людей, подворовывает в бутиках и выносит еду с фуршетов.

Судьба заносит ее в русский ресторан, вокруг которого уже крутятся другие страждущие персонажи: недавно отсидевший администратор (Тахар Рахим), безработный парень со странностями (Калеб Ландри Джонс), одинокая медсестра (Андреа Райсборо), которая ведет группу взаимопомощи при церкви. И как только они все пересеклись, запустился маховик добра, проблемы тут же решаются, а лица героев светлеют. Кислая рождественская сказка без Рождества, в которую невозможно поверить, да и посочувствовать из-за картинности героев тоже не выходит.

Есть гипотеза, что Шерфиг взяли на открытие конкурса по нескольким причинам. Во-первых, ценности, задекларированные в фильме. Во-вторых, свою первую большую награду — приз жюри за фильм «Итальянский для начинающих» (куда более интересный) — она получила в Берлине, и это было в первый год работы Дитера Косслика на кинофестивале в качестве директора, а 2019-й станет последним. Такой вот символ перемен на фестивале. Под конец правления Косcлика уже как следует ругали за огромное количество конкурсных программ и излишнюю любовь к голливудским звездам, которых, правда, в этом году на красных дорожках фестиваля критически мало.

Зато есть звезды-режиссеры, например Франсуа Озон, который снял свой самый социальный фильм. И этим удивил часть аудитории, привыкшую к его игривым картинам о сексуальности, обмане и всяких «французских штучках». «По милости божьей» — это предельно серьезная публицистическая драма, основанная на реальных событиях, которая во Франции стала катализатором скандалов и громкого судебного процесса. В растлении несовершеннолетних парней обвиняется священник Бернар Прейн, долгие годы служивший в Лионской епархии. Кроме того, обвиняется и церковь — за замалчивание истории. Кстати, название фильма — это реальная цитата из публичной речи одного из священников, который заявил, что «милостью божьей суда не будет».

Фильм Озона представляет собой историю трех жертв Бернара Прейна, которым досталось где-то по 40 минут фильма, и каждая из них показывают свою версию того, как человек переживает насилие, как реагирует его семья, как закрывает глаза общество. Ну и конечно, отдельной строкой идет тема мужества людей, способных открыто рассказать о своей травме. Фирменная холодная отстраненность Озона тут оказалась кстати, все развивается динамично, напряженно, но без лишней сентиментальности. В любом случае Озон снял важное кино, которое, кстати, вначале задумывалось как документальное — отсюда, возможно, и некоторая сухость повествования.

А вот уж кому сдержанность бы не помешала, так это немецкому режиссеру турецкого происхождения Фатиху Акину. Он тоже решил сменить амплуа и внезапно «дал фон Триера» в своей новой работе «Золотая перчатка».

После успеха скучной и конъюнктурной драмы «На пределе» с Дианой Крюгер к Акину приковано внимание, особенно тут, в Берлине. На показы для прессы было не прорваться, люди возмущались настолько яростно, что был организован дополнительный сеанс, что случается довольно редко.

«Золотая перчатка» — одноименная экранизация популярного романа о реальном маньяке Франце Хонке, жившем в Гамбурге в семидесятые. Шокирующая история про уродов из самых низов общества начинается со сцены, в которой пугающий, словно нотрдамский горбун, Хонке распиливает труп потрепанной проститутки. Дальше будет только хуже.

Акин поднимает градус отвращения стремительно быстро: на убийства, беспробудное пьянство, грязь и извращения в какой-то момент уже невозможно смотреть не только потому, что противно, но и потому, что надоело. При этом в фильме есть несколько гениальных комичных сцен, которые напоминают абсурдистский юмор Аки Каурисмяки. К сожалению, за мастерски выстроенным адом разложения в прямом и переносном смысле ничего не стоит. Ну разве что тот факт, что единственные симпатичные люди в фильме — греки-эмигранты, соседи Хонке и его сюрреалистической реальности.

Переходим от одних реальных ужасов к другим, правда, гораздо менее убедительным. В главном конкурсе показали «Гарета Джонса» — драму Агнешки Холланд о лживой прессе и Голодоморе.

В этом году в Берлине у Украины особый интерес — фильм полячки Агнешки Холланд «Гарет Джонс», снятый в копродукции Польши, Великобритании и Украины. Да, Госкино Украины выделило на него 25,6 миллиона гривен, но команда у картины преимущественно британская и польская.

«Гарет Джонс» основан на реальной и, к сожалению, малоизвестной истории валлийского журналиста, который в 1933 году приехал в Советский Союз с несбыточной мечтой взять интервью у Сталина. Попав в Москву, идеалист Гарет быстро понимает, что супердержава будущего больше похожа на империю зла, а иностранная пресса увлечена только оргиями и наркотиками. Рискуя жизнью, он отправляется в Украину, где видит полные товарняки с зерном и умирающих от голода людей в деревнях. Джонс стал первым журналистом, который написал о Голодоморе в западной прессе. Более того, материалы Джонса вдохновили Оруэлла написать антиутопию «Скотный двор».

История Джонса захватывает, остаться равнодушным к ней практически невозможно. Фильм касается сразу нескольких актуальных тем: фейк-ньюс, коррупция и тоталитарный режим. И кроме того, выносит факт существования Голодомора в плоскость массового игрового кино, своеобразно легитимизируя его. Это делает «Гарета Джонса» важным фильмом.

Однако прямолинейные режиссерские решения, клише, особенно связанные с описанием голода в Украине, томное придыхание красавца Джеймса Нортона всякий раз, когда он произносит Ukraine, картину точно не украшают. Но, судя по названию вечеринки украинской делегации на Berlinale — Ukraine Is Your Destination, никуда нам от этого не деться, а лучше пойти в кино и проанализировать все самим. Фильм запланирован в украинском прокате на осень этого года.

Читайте также:


Подписывайтесь на DTF Magazine в FacebookInstagramTwitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ольга Сидорушкина