Фрэнк Оушен — о динозаврах, жестких дисках и о том, как на*бать лейбл

Фрэнк Оушен всегда отличался скрытностью, однако в конце прошлого года он открыл Инстаграм, а с начала 2019-го дал уже третье интервью. Издание Dazed воспользовалось моментом и предложило музыкантам, дизайнерам, актерам, фотографам, моделям и людям из других креативных сфер задать Фрэнку интересующие их вопросы, а мы выбрали и перевели самое интересное

Майкл Майерн: Если бы ты отправился в прошлое и встретил там 15-летнего Кристофера Бро (предыдущее имя Фрэнка. — Прим. DTF Magazine), что бы ты ему сказал?

— Расчесывайся и надевай du-rag (головной платок. — Прим. DTF Magazine) каждую ночь!

Джон Уотерс: Назови самый безумный фильм, который ты когда-либо смотрел.

— Из последних — «Нимфоманку» (драма Ларса фон Триера. — Прим. DTF Magazine).

Вивьен Сассен: Назови первое воспоминание из детства.

— Я смотрел фигурное катание с прабабушкой, когда мне было два года.

Палома Эльсессер: Фрэнк, как выглядит рай? Как он пахнет, как ощущается?

— Окей, это город, наполовину заросший джунглями. А ощущается он так, будто вы с любимым человеком разлеглись в форме буквы «X» на пляже в тени, где пахнет тигровыми лилиями, барбекю и потом.

Фрэнк Оушен / Dazed

Arca: В чем разница между Фрэнком и Кристофером? Есть ли у тебя еще какие-то имена или прозвища, которыми ты хотел бы поделиться? Целую тебя в лобик, покааа.

— Кристофер — прямолинейная волна. Фрэнк — пульсирующая волна. Я как маленький синтезатор. Целую-обнимаю.

Билли Портер: Как тебе живется квиром в музыкальном бизнесе? Не ощущаешь обособленности? Если да, то почему, по-твоему, это происходит?

— Мне удается неплохо маневрировать. Но моей личной жизни иногда нужен GPS.

Амандла Стенберг: На какие практики ты полагаешься — в мыслях, теле и душе — чтобы создать и защитить то место, из которого исходит твое искусство?

— Ледяной душ по утрам. Холодная вода возвращает меня в игру. Еще мне нравится, что я занимаюсь иностранными языками каждое утро (с кофе, хаха), потому что это закаляет мой мозг перед дневной рутиной. Достаточное количество физической активности на протяжении недели и словесная позитивность — это ключ!

Ари Маркопулос: Как тебе спалось прошлой ночью?

— Как камню. Как камню под кайфом.

Фрэнк Оушен / Dazed

Rosalía: Считаешь ли ты, что принадлежишь к этому миру и времени?

— Да, вполне. Но мне также кажется, что с тем же успехом я мог бы существовать на любом этапе истории.

Джонатан Андерсон: Если бы твой портрет мог нарисовать любой художник, живой или мертвый, кто бы это был?

— Я бы хотел, чтобы Караваджо идеально меня изобразил, а затем Альберт Оэлен придал портрету ментальность.

Джон Уотерс: Есть ли фильмы, к которым ты бы хотел записать заглавную музыкальную тему?

— «Счастливого рождества, мистер Лоуренс».

Вивьен Сассен: Назови любимый звук автомобиля.

— Гудение батареи в Tesla.

Rex Orange County: Самая важная материальная вещь в твоей жизни?

— Мои жесткие диски.

Фрэнк Оушен / Dazed

Йен Кеннет Берд: Ты проснулся в другом городе и у тебя другая работа. Где ты и чем занимаешься?

— Я здесь. И я шпион.

Matt Ox: Есть ли у тебя какие обряды или ритуалы, чтобы настроить себя на запись музыки?

— Не, мужик. Я просто прихожу в студию.

JPEGMAFIA: Каково это, наебать лейбл? (В 2016 году Фрэнк выпустил Endless, чтобы выполнить контракт с Def Jam. На следующий день он выпустил Blonde уже как независимый артист) Эти белые ниггеры всегда проделывали с нами то же самое — каково дать им прочувствовать это на собственной шкуре? И что это ты там строил на видео в Endless? Могу ли я там пожить?

— Привет, Пегги! Знаешь, сейчас забавно обсуждать эту историю, потому что несколько лет я не мог никому рассказать об этом. Конечно, я не мог рассказать кому-то из лейбла. Но я также не мог рассказать кому-то из Apple, потому что индустрия слишком маленькая, и это точно дошло бы до лейбла. Об этом знали только я и несколько людей из моего окружения. Когда я путешествовал, то носил с собой жесткие диски, потому что раньше ничего не хранил онлайн. Диски стали воплощением возросших ставок. Если бы файлы слили, все бы сложилось совсем иначе. Когда наступил август и оба проекта вышли, я почувствовал эйфорию. Но больше всего мне хотелось выспаться. Я проспал где-то часов 15.

Отвечая на твой второй вопрос: я построил 12-футовую лестницу своими руками за несколько дней до этого. Она у меня на складе, хочешь забрать ее?

Ишам Джексон: Назови самый большой провал и что ты из него извлек?

— Мой самый большой что? Прости, что? Лол.

Фрэнк Оушен / Dazed

Big Freedia: Был ли у тебя в детстве человек, который помог стать тем, кем ты есть сегодня?

— Джерри Роско. Ее больше нет, но она была близкой подругой моей мамы. Очень милая женщина. Когда мне было где-то 10-11 лет, я звонил ей по телефону и пел песни, которые сочинил. Она мотивировала меня продолжать заниматься этим и заставила почувствовать, будто во мне есть что-то особенное — в этом, кажется, нуждается каждый в определенный момент. А еще она подсадила меня на Принса.

Эвиан Христ: Твой любимый динозавр?

— Не хочу прозвучать глупо, но разве драконы — это не что-то вроде мифических динозавров? Лохнесское чудовище — это не что-то вроде динозавра? Мне нравятся маленькие милые динозаврики с головой-молотом.

Варсан Шайр: Многие люди нашего поколения испытывают чувство надвигающейся гибели из-за изменения климата, воздействующего на планету. Ты разделяешь это чувство страха? И как ты справляешься с ним?

— Нет, я не разделяю этого страха. Я стараюсь уменьшить свое пагубное влияние и пагубное влияние моего бизнеса там, где это возможно. Но когда речь заходит о технологических инновациях, меня очень беспокоит это чувство долга, присущее обществу. Многие просто наивно ждут, что это или следующее поколение светлых умов решит проблему. Многие люди, ожидающие спасения, не пытаются делать что-то самостоятельно, и они, возможно, даже не знают никого лично, кто старается решить эту проблему.

Акинола Дэвис: Твое определение победы?

— Превзойти оппонента.

Фрэнк Оушен / Dazed

Патрик Сандберг: Ты считаешь себя футуристом или ностальгистом? Мы на пороге нового десятилетия — чем, с эстетической точки зрения, запомнятся первые два десятилетия 21 века? Или, проще говоря, что стоит сохранить, а о чем забыть?

— Неважно, как запомнятся эти десятилетия с эстетической точки зрения. Это, вероятно, отвечает на вопрос о том, футурист ли я или ностальгическая личность. Как и многие, я восприимчив к ностальгии, но больше думаю о будущем. От чего мы должны избавиться? Думаю, от проводов и пластика.

Юн Ан из Ambush: Кому бы ты хотел врезать?

— Никому. Я миролюбивый человек.

Уилсон Орума: Есть ли у тебя какие-то мантры, которые ты повторяешь, или которые считал полезными в какой-то период своей жизни?

— «Всем плевать». Знаю, это звучит негативно, но не для меня. Я все время повторяю эти два слова, чтобы не стать слишком зацикленным на себе. Иногда мне нравится говорить: «Похуй, да кто смотрит».

Cosima: Для многих артистов, попавших в капкан сделок и контрактов, ты стал кем-то вроде путеводной звезды. Когда я пыталась расторгнуть контракт с лейблом, то практически каждый день читала о том, что ты провернул с Blonde. Кто стал твоей путеводной звездой в этом деле?

— Ее не было, но иногда я думал о том, что сделал Стив Джобс с NeXT.

Фрэнк Оушен / Dazed

Diana Tourjée: Что бы ты сказал подростку, который собирается покончить с собой из-за того, кем он есть?

— Сначала я бы ничего не сказал, а просто выслушал. Возможно, потом рассказал бы свою историю. Я считаю, что людьми движет удовольствие и боль, поэтому спросил бы у этого человека, что он думает об идее, согласно которой на все отторжение, что существует в мире, приходится примерно столько же принятия и любви, в гуще которых он мог бы оказаться. Я бы сказал ему, что спустя какое-то время он вспомнит это с ухмылкой. Я бы сказал ему, что в жизни есть столько возможностей. А если бы меня не было рядом, то предложил бы позвонить в организацию Trevor Project по номеру 1-866-488-7386.

Алтон Мейсон: Что приносит тебе покой?

— Хм. Вообще я достаточно спокойный, но в погоду, когда можно ходить без футболки, мне легче всего.

Rex Orange County: Твое любимое время года?

— Осень в Нью-Йорке.

Найл Роджерс: Когда channel ORANGE выйдет на виниле?

— Скоро.

Рэймонд Бак: Чего еще тебе осталось достичь?

— Создать семью.

Люсьен Кларк: Назови главный источник вдохновения и движущую тобой силу.

— Они безграничны. Всегда.

Фрэнк Оушен / Dazed

  

Фрэнк Оушен — музыкант, фотограф и бывший участник коллектива Odd Future. Оушен начинал музыкальную карьеру сочиняя композиции и тексты для Бейонсе, Джастина Бибера, Алиши Киз и других музыкантов, а в 2012 году выпустил дебютный лонгплей.

На счету Фрэнка — два студийных альбома (channel ORANGE и Blonde) и визуальный альбом Endless. Blonde вышел в августе 2016 года, получил положительные отзывы критиков, а по итогам года возглавил большинство рейтингов альбомов года.

Читайте также:

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Андрей Мажар