Как пандемия изменила моду? Рассказывают Рэй Кавакубо и Раф Симонс

Фешн-критик издания The Cut Кэти Хорин поговорила с Рэй Кавакубо и Рафом Симонсом о времени, проведенном на карантине, актуальных проблемах и о том, как пандемия COVID-19 повлияет на индустрию моды. DTF Magazine выбрал самое интересное

Рэй Кавакубо

Рэй Кавакубо

О работе во время карантина

«Я очень боюсь, что если однажды сделаю перерыв, то больше не смогу вернуться. Боюсь, что не смогу двигаться вперед.

…Создавать — значит постоянно искать что-то новое. Неважно, где и в какой ситуации ты находишься. Придерживаясь такой политики, 30% штата Comme des Garçons ходили на работу каждый день, они позаботились, чтобы наша компания продолжала работать. Конечно же, с соблюдением строжайших мер безопасности.

И я тоже работала каждый день, продолжая создавать одежду и руководить компанией».

Об изоляции и занятиях на карантине

«Я побывала в маленькой деревне в Перу, в гостях у племени Масаи в Кении, в нескольких городах в Европе и Америке. Я никогда не ощущала себя изолированной и не находилась в изоляции. Я всегда была свободна».

О том, как пандемия повлияет на индустрию моды

«Я не могла даже представить, что мы когда-нибудь окажемся в подобной ситуации. Кажется, будто все то, что я создала за свою жизнь, вмиг исчезло. И мне нужно начинать все сначала, но у меня не так много времени, чтобы восполнить потери. Однако нет и другого выхода, кроме как начинать сначала, чтобы двигаться дальше.

Пережив такой ужасный опыт, люди, скорее всего, обретут комфорт, находясь в своих границах, что в некотором смысле помешает нам двигаться дальше. И это то, что меня волнует. Чтобы творить в моде и искусстве, нам нужно продолжать делать безумные вещи и давать себе свободу».

О проблемах индустрии моды

«Индустрия моды сошла с проложенного курса, когда поддалась поклонению деньгам и массмедиа, которые тоже контролируются деньгами. Нынешняя ситуация обусловлена тем, что мы перестали уделять достаточно времени созданию хороших вещей. Забыли о том, как важно создавать хорошие вещи. Нам нужно вернуться к основам.

…Мы живем в то время, когда разнообразие ценится больше, чем когда-либо. Мы должны находить и одобрять ценность в разных стилях и вкусах: легкой одежде, которую можно носить не задумываясь, недорогой одежде, платьях, поднимающих настроение, униформе… Я надеюсь, что медиа перестанут поклоняться деньгам и начнут поддерживать разнообразные идеи и ценности».

Раф Симонс

Раф Симонс

О проблемах моды

«Мы вдруг начали осознавать то, что знали уже давно. К примеру, в моде мы работаем не только с дизайнерскими, но и с другими командами, например с маркетинговой. Ты вовлечен в этот процесс, ведь он непрерывный. И в то же время ты понимаешь, что то, как происходит этот процесс, тебе не нравится. Но ты продолжаешь это делать.

Я не могу этого объяснить, но иногда тебя просто втягивает в такое систематическое поведение. Ты думаешь, когда устроить показ, как его провести. Все, что мы делаем прямо сейчас, — следуем графику. Это нелепо и зачастую совсем не то, что ты хочешь сказать. Было бы хорошо не показывать ничего года два. Мы задумывались об этом и раньше, но теперь это звучит как радикальная идея».

«Однажды я ужинал с Эми Спиндлер. Это было после моего показа, и там были другие критики. Кажется, я был расстроен критикой шоу, и Эми сказала: „Мужик, проснись. Ты должен понять, что находишься в пищевой цепочке. Если бы таких, как ты, не существовало, то не существовало бы и всех нас. Потому что мы пишем о том, что делаете вы. Магазины продают ваши вещи. Без ваших усилий ничего этого не было бы“.

Я много об этом думал. Современная мода четко доказала, что может существовать без креативных умов — дизайнеров, с которых все начинается. Люди все „хавают“. Платежеспособная аудитория потребляет все это.

Высокая мода никогда не служила массам, но ее демократизировали. Высокая мода никогда не была тем, во что превратилась, — поп-культурой. Я считаю, что она не должна быть для всех. Это привело к тому, что происходит сейчас, и коронавирус здесь ни при чем. Это привело к тому, что теперь высокая мода может существовать без настоящих дизайнеров».

«Некоторые дизайнеры и журналисты оценивают вещи больше с интеллектуальной, культурной и эмоциональной точки зрения, в отличие от брендов, которые нас окружают, — они судят только с позиции экономической выгоды. Эти две стороны всегда были в моде, но теперь они не сбалансированы. Но правильно ли это? Нужны ли нам все эти огромные шоу, подобные тем, что я делал в Dior и Calvin Klein? А шоу Николя Жескьера? А шоу Демны Гвасалии?

…Я думаю, что в конце концов мир разделится. Молодежь должна устроить революцию и выстроить новую систему. Но у многих молодых дизайнеров все это еще не получается потому, что они тоже становятся частью системы».

О том, как пандемия повлияет на индустрию моды

«Есть столько вещей, которые, как кажется людям, им нужны. Но так ли это на самом деле? Я не уверен, что я подходящий человек для разговоров об этом. Честно говоря, я месяцами не надевал ничего модного.

…Сейчас мода подвергается серьезным нападкам. Отчасти я с этим согласен, а отчасти и нет. Мода существует не для того, чтобы решать все проблемы. Но с другой стороны… Что нужно нашей аудитории? Я думаю, где-то должна быть кучка людей, которые, задумываясь о моде, не хотят напоминаний о том дерьмовом времени, проведенном дома за последние месяцы. Во время изоляции я носил простые треники и худи, но это не означает, что теперь вся мода должна быть легкой и комфортной.

Я много думаю о том, как создавать вещи, которые люди будут хранить долго. Это одна из задач моего личного бренда. Коллекция будет долговечной совсем не потому, что вы придумаете хорошую историю.

…Я чувствую, что наша система нарушена, но это одна из самых приятных вещей. У нас так много проблем, но это именно то, что может привести нас к новым решениям».


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Андрей Мажар