Меньше хейта: Почему пора признать Кристен Стюарт и Роберта Паттинсона

12 лет назад, в ноябре 2008 года, в Лос-Анджелесе показали первую часть «Сумерек» — подростковой вампирской мелодрамы, в которой сыграли 18-летняя Кристен Стюарт и 22-летний Роберт Паттинсон. Это одна из самых успешных и в то же время нещадно критикуемых кинофраншиз последних десятилетий. И едва ли не основной удар приняли на себя исполнители главных ролей, которые после 2012 года практически одновременно исчезли с радаров широкой публики.

Но и вернулись они синхронно. Когда в прошлом году Паттинсона объявили новым Бэтменом, а Стюарт признали актрисой десятилетия по версии Голливудской ассоциации критиков, по реакции аудитории было видно, что пару до сих пор воспринимают в контексте десятилетней давности. DTF Magazine рассказывает, что Кристен Стюарт и Роберт Паттинсон делали в 2010-е годы и почему на них нельзя смотреть прежними глазами

Кристен Стюарт

За пять лет «сумеречной саги» Кристен Стюарт забралась почти на самый верх топ-листа ненавидимых звезд Голливуда. В апреле 2013-го, то есть спустя полгода после выхода последней части франшизы, в таком опросе журнала Star Стюарт заняла второе место, уступив лишь Гвинет Пэлтроу.

Отчасти причина крылась в самих «Сумерках» — фильмах достаточно сомнительного качества, как и их литературный источник. Стюарт пять лет подряд была вынуждена играть «героиню с харизмой вареной картошки», как охарактеризовал ее персонажа критик Guardian в рецензии на первую книгу «Сумерек» Стефани Майер. И настолько точно сыграла требуемое, что до сих пор кто-нибудь да вытащит старый мем о том, как она изображает гамму человеческих эмоций с одним и тем же выражением лица. Но была ли это ее проблема? Вряд ли.

«Сумеркам» серьезно доставалось за мировоззрение. Фильмы и книги постоянно клеймили как антифеминистскую историю влюбленной рабыни. Если вспомнить, что и «50 оттенков серого» родилось как логичное продолжение «Сумерек» (изначально это был их фанфик), то определение последних как истории о влюбленной рабыне не так уж и далеко от истины.

Одним из главных раздражающих факторов для многих, особенно для фан-базы и медиа, стало нежелание актрисы соблюдать все «правила приличия», обусловленные ее ролью. «Кристен Стюарт невежливая», «Кристен Стюарт мало улыбается», «Кристен Стюарт не показывает положенного энтузиазма на пресс-конференциях и в интервью» — эти типичные упреки в адрес актрисы стали нормой в англоязычных медиа уже к 2009—2010 годам.

Но пик ненависти пришелся на середину 2012 года, когда папарацци снял Стюарт с Рупертом Сандерсом, режиссером фильма «Белоснежка и охотник», в котором она как раз снималась. Судя по снимкам, они встречаются. И это противоречило главному мифу того времени: считалось, что актриса встречается со своим экранным партнером Робертом Паттинсоном. Поэтому фан-база расценила такой поступок как предательство. А Стюарт в «Твиттере» осудил даже Дональд Трамп.

Спустя годы на проблему можно посмотреть под совершенно другим углом. Тогда для Стюарт оба минуса в глазах разных групп дали один огромный минус. Преимущественно для нефанов ее заклеймили как плохую актрису с навечно застывшим выражением лица, а для фанов и селебрити-прессы — недружелюбную стерва, а затем еще и изменщицу.

Теперь же для тех, кто воспринимает всю франшизу «Сумерек» как пять не очень хороших фильмов, эксплуатирующих подростковые слабости в консервативном духе, Стюарт может оказаться той, кто усилил и подчеркнул все качества фильмов и истерию вокруг них.

Но в годы выхода франшизы это не было спланированной акцией. Стюарт явно тяготилась тем, что папарацци гонялись за ней, а на пресс-конференциях без перерыва задавали удивительно идиотские вопросы. Какую еще вы знаете миллиардную франшизу в истории кино, которую бы так много высмеивали, а исполнительница главной роли будто сама постоянно демонстрировала, что не разделяет ее ценностей?

Вопрос о том, насколько она хорошая актриса, выглядит странным. Если посмотреть на весь корпус работ Кристен, то вампирская пенталогия — явная аномалия.

И до, и во время, и после «Сумерек» внимательный зритель мог заметить, что Стюарт — женский аналог, скорее, Джесси Айзенберга (с которым, кстати, она играла в трех фильмах).

Добрая половина всех ее проектов — американское инди. Она не так аккуратно выбирает проекты и ей не удалось собрать столь впечатляющую фильмографию, как Айзенбергу, но сотрудничество с такими важными режиссерами, как Келли Райхардт, Ричард Глацер и Дрейк Доремус, говорит само за себя.

Между третьей и четвертой частями «Сумерек» Стюарт попала в свой первый международный проект — экранизацию знаменитого романа Керуака «В дороге», над которой работал бразилец Уолтер Саллес. Что характерно, он судил об актрисе совсем не по «Сумеркам», а по роли в фильме «В диких условиях» (2007) Шона Пенна, снятом в традициях американского независимого кино.

Следующая коллаборация с неамериканским режиссером с мировым именем принесла ей награду, которую не получала до этого ни одна американская актриса. Это «Сезар» — высшая награда французской киноиндустрии.

Стюарт получила ее за роль второго плана в «Зильс-Мария» (2014) Оливье Ассаяса в 2015 году. Ассаяс, не раз признававший, что Стюарт — великолепная актриса, к слову, тоже не судил о ней по «Сумеркам». Он впервые обратил на нее внимание именно в фильме Шона Пенна.

Стюарт никогда не пропадала и из мейнстрима, хотя в действительно крупнобюджетном кино не появлялась. Между окончанием «Сумерек» и 2019 годом она снималась в жанровой комедии «Ультраамериканцы» (2015) Нимы Нуризаде, «Высшем обществе» (2016) Вуди Аллена и «Долгой прогулке Билли Линна в перерыве футбольного матча» (2016) Энга Ли. Два последних ее фильма — «Ангелы Чарли» и «Под водой» — заставили прессу говорить, что Стюарт возвращается в мейнстрим, но вряд ли зрителю действительно стоит ожидать Стюарт в комиксоидах и крупных кинофраншизах.

Пока вся ее карьера подтверждает теорию о том, что «Сумерки» — исключение, которое до сих пор вспоминается актрисой как страшный сон (хотя и очень прибыльный).

Она не звезда, способная обеспечить фильму кассу, что уже не раз подтверждалось. Она спокойно относится к участию в фильмах, где не играет главных ролей, что означает: никакой звездной болезни у нее не было. По большому счету, Стюарт даже не строит карьеру большой звезды, если мерить старорежимными голливудскими мерками.

Характерно, что следующий ее фильм после мейнстримных среднебюджетных «Ангелов Чарли» (2019) и «Под водой» (2019) — роль принцессы Дианы и снова небольшое инди . В «Самом счастливом сезоне» Клеа Дювалл ее героиня приезжает на ежегодную встречу своей девушки с семьей, где собирается сделать ей предложение. Но выясняет, что та до сих пор не рассказала родителям о своей ориентации. Так что выбор проектов Стюарт, очевидно, обусловлен ее интересами и ничего не говорит о том, что в ближайшее время что-то поменяется.

Роберт Паттинсон

Паттинсону пришлось немного проще, но своей порции хейта он не избежал. Сегодняшняя волна неверия в то, что он будет хорошим Бэтменом, — уже слабые отголоски той критики, которую ему пришлось пережить во время «Сумерек».

Часть негативных отзывов — это традиционная интернет-критика в адрес любого актера, утвержденного на роль супергероя. Но с Паттинсоном свою роль сыграл еще один факт: для зрителя, мало интересующегося артхаусом, Паттинсон вообще пропал с радаров со времен вампирской саги. Широкая аудитория даже не в курсе, насколько Роберт изменился. И поэтому для многих он до сих пор «переоцененный актер, который выглядит как героиновый наркоман, играющий в такой же переоцененной серии фильмов „Сумерки“».

Как и для Стюарт, успех первых «Сумерек» стал для Паттинсона, скорее, неприятным сюрпризом, означающим, что он надолго застрял во франшизе. Но к своему пятилетнему заключению в объекте эротических подростковых фантазий он отнесся куда легче и веселее.

Не будучи таким любимцем фанов, как Тейлор Лотнер, Паттинсон не имел особых проблем ни с фан-базой, ни с прессой. Зато, как и Стюарт, за время съемок всех частей он наговорил в сторону проекта столько критического, что его даже называли главным троллем «Сумерек».

Как еще относиться к актеру, который на вопрос «Забрали ли вы какой-то сувенир со съемочной площадки после финала последней части?», смеясь, ответил: «Да. Мое достоинство»?

Его тоже критиковали за неумение играть. Настолько, что «Паттинсон не умеет играть», как и «Стюарт не умеет играть», стало интернет-клише. В отличие от Стюарт, ситуация с Паттинсоном была чуть более объяснима, хотя ее движущей силой все равно оставалась неприязнь не к актерам, а к фильмам, где они снимались.

Паттинсон — английский актер, в США практически был неизвестен. Его самая заметная роль до «Сумерек» — Седрик Диггори в фильме «Гарри Поттер и Кубок огня». Еще он снялся в двух британских фильмах, которые так и останутся не известными широкой публике. Поэтому судить о том, какой Паттинсон актер, можно было только по «Сумеркам». Так что после успеха саги его перспективы в Голливуде были достаточно ясны: его популярность, как и большинства тинейджерских секс-идолов, можно было монетизировать, пока она есть.

Но этого не произошло. Во время и после съемок «Сумерек» Паттинсон снялся всего в двух фильмах, добравшихся в широкий прокат по США: исторической драме Фрэнсиса Лоуренса «Вода для слонов» (2011) и мелодраме «Помни меня» (2010). Может, оно и к лучшему. Во всяком случае, для фанатов «Сумерек» точно.

Потому что, если бы все то, в чем снимался Паттинсон, выходило в широкий прокат, романтический образ бледного вампира Эдварда Каллена в глазах фан-базы разрушился бы навсегда. Нежный сторонник подобного кино и литературы обычно не подготовлен к шестиминутным проктологическим осмотрам («Космополис»), сценам мастурбации на фигурку русалки на маяке в XIX веке («Маяк») и на космическом корабле («Высшее общество») или же к таким героям в исполнении Паттинсона, как Генри Костин с чудовищной бородой («Затерянный город Z») и умственно отсталый Рэй из «Ровера».

Одно время даже казалось, что Паттинсон перешел в режим тотальной аннигиляции своего прежнего образа и будто специально ищет максимально антигламурные роли. Может, учитывая травму «Сумерек», какое-то время так и было, но важно то, что он эти роли находил, да еще и у первоклассных современных режиссеров.

За 2010-е он собрал достаточно неординарную фильмографию: работал как с мировыми знаменитостями (Вернер Херцог, Дэвид Кроненберг, Клер Дени) и перспективными молодыми режиссерами вроде Дэвида Мишо («Ровер») или Роберта Эггерса («Маяк»), так и с дебютантами, например с Брэйди Корбет («Детство лидера»).

К 2017 году уже мало кто из критиков и любителей жарового кино сомневался, что Паттинсон на самом деле талантливый актер, которому вдобавок есть куда расти. А после выхода «Хороших времен» братьев Сэфди стало ясно, что актер дорос до того, чтобы быть главной несущей опорой всего фильма.

В его карьере уже был такой фильм. «Космополис» практически ни разу не выпускает героя Паттинсона из кадра. Этот фильм Дэвида Кроненберга сильно зависел от главного героя, но там актер использовался достаточно специфически — в качестве застывшей маски, которая проговаривает текст практически весь фильм, не выходя из лимузина. А в «Хороших временах» вся конструкция фильма держалась на герое Роберта, загоняющем себя все сто минут хронометража ленты в еще худшую ситуацию, что вызывало одновременно жалость и отвращение.

«Хорошие времена» принесли Паттинсону номинации на Independent Spirit и Gotham, то есть на те самые награды независимого кино США, которые обычно служат пропуском в большой Голливуд для молодых актеров. В случае Паттинсона это было странно и смешно, учитывая его актерскую историю, но правило сработало и здесь.

Совершив полный круг, от подросткового идола и трехразового номинанта на «Золотую малину» в качестве худшего актера, он вернулся в мейнстрим с черного хода.

В 2019 году Паттинсон впервые рассматривался как один из кандидатов на «Оскар» за главную мужскую роль в «Маяке». Пусть он не добрался даже до номинации, выдвижение его дистрибьютором A24 никем и ни разу не было воспринято как дурная шутка. К тому времени Паттинсон стал новым Бэтменом, но успел сняться и в новом фильме Кристофера Нолана, который должен выйти летом 2020 года.

Сегодня Паттинсон может считаться достаточно разноплановым актером с набором специфических качеств, которыми он и привлекает режиссеров. Как сказал режиссер «Маяка» Роберт Эггерс, Паттинсон, помимо того, что умеет играть, обладает сильными «параноидальными качествами», необходимыми его персонажу в фильме.

Джош Сэфди, один из режиссеров «Хороших времен», тоже говорил, что ему была интересна маниакальная и параноидальная сторона Паттинсона-актера. Хотя доподлинно не известно, какие именно актерские характеристики были нужны режиссеру нового фильма о Бэтмене Мэтту Ривзу, но точно «совершенно специфические», и именно Паттинсон проявлял их лучше всех.

Уверенности в том, что Паттинсон вернулся в большой Голливуд всерьез и надолго, тоже, правда, нет. Как и у Стюарт, его фильмография — это в большей мере исследование своего собственного состояния и личные челленджи, чем строительство карьеры. В этом смысле траектории Паттинсона и Стюарт оказались практически идентичны, и за эти годы они показали, какие изменения происходят с содержанием понятия «кинозвезда».

Сто лет назад система звездности только начинала создаваться в Голливуде, и долгое время «кинозвезда» не была личностью. Ее имидж строился только на наборе общих качеств, в которые загонялись все. Мужчина — всегда джентльмен, женщина — всегда хорошо одета.

Эта система сломалась еще в 1960-е, и с тех пор в звездах все больше ценились их индивидуальные качества, но по-прежнему каждая звезда существовала в строго иерархическом мире киноиндустрии, в котором, чтобы забраться на самый верх, надо жертвовать собой. Только Паттинсон и Стюарт явно не хотят этого делать.

Читайте также:


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сергей Ксаверов