Почему все хотят Тайку Вайтити

Новости кино последней пары лет чуть ли не с назойливостью пестрят именем Тайки Вайтити. То он смеется над нацизмом и получает за это «Оскар» и BAFTA, то снимает инди-фильм в обертке супергеройского блокбастера Marvel, то делает невозможное — снимает успешный спин-офф вместе с другом, то берется за вселенную «Звездных войн» и многое другое. А главное, шутит над тем, что на первый взгляд не смешно, и неустанно перекраивает трагедии в комедии.

Новозеландский режиссер, сценарист, актер и продюсер не из тех, кто с детства бегал с камерой, снимая все подряд: не было ни цели, ни мечты стать фильммейкером. Тем не менее на 2020 год он по праву в рядах лучших на этом поприще, как минимум один из самых востребованных. Пока агенты Вайтити ломают голову над тем, как уместить в рабочий график взрослого человека детское рвение сделать все и сразу, DTF Magazine разбирается, почему все хотят Тайку

РАСТРЕПАННОЕ ДЕТСТВО КИВИ

В Тайке Вайтити течет кровь маори, евреев, русских и ирландцев, а сам обладатель кровей суммирует, называя себя «полинезийским евреем». В детстве он одинаково впитывал культуру коренного населения Новой Зеландии и европейцев. Отец Тайгер, фермер и художник-аутсайдер, всю жизнь сиживал на холме и рисовал одно и то же в «наивной» манере, которая осталась созвучна творческому восприятию сына навсегда. Мать Робин, учительница, научила его читать осмысленно и заодно писать: наказанием за плохое поведение мог быть разбор поэзии Уильяма Блейка в эссе.

Родители поощряли тягу к искусству во всех его проявлениях. А поп-культура проникала в сознание парня с улиц и через новозеландское телевидение, откуда он «считывал» английскую и американскую комедию в ситкомах и, конечно, клипы.

С малых лет Тайка пробовал все и сразу, часто увлекаясь чем-то до степени одержимости. Он мог сохнуть по Майклу Джексону и Фредди Меркьюри, коллекционировать распиловочные станки, камеры и марки или перерисовывать Сикстинскую капеллу неделями.

Сначала он больше проявлялся в визуальном искусстве — от живописи и иллюстрации до фотографии и анимации. Потом переключился на уроки актерского мастерства и в итоге получил высшее образование по классу театрального искусства в Университете королевы Виктории в Веллингтоне.

КРЕЩЕНИЕ КОМЕДИЕЙ И
КОРОТКИМ МЕТРОМ

Студентом Вайтити встретил Джемейна Клемента, творческая дружба с которым длится по сей день. Они сошлись в комик-дуэт The Humourbeasts, а также вместе с Брэтом Маккензи и еще двумя комиками собрали группу So You’re a Man. Позже Клемент и Маккензи в сотрудничестве с HBO выпустят сериал «Летучие конкорды», четыре серии которого снимет Вайтити. Но тогда — в середине 90-х — молодые комики еще только собирались в студенческой студии, набрасывали скетчи, устраивали стендапы и разыгрывали небольшие сценки.

По словам Тайки, в то время комедия в Новой Зеландии была скучной и на ТВ в основном снимали шоу по лекалу американских «Друзей»:

«Нас никуда не звали, — вспоминал Вайтити. — Поэтому нам приходилось придумывать все самим для себя, мастерить реквизиты и проявлять особую изобретательность в рассказах историй»

Плывя против течения, команда новичков вывела собственный стиль сторителлинга и комедии в целом. Уже тогда это было то, что позже нарекли «комедией обыденности», которой Тайка и его друзья останутся верными, — шутки над совершенно обычными, повседневными, понятными всем и даже скучными вещами.

Параллельно Вайтити периодически играл в небольших телешоу и спектаклях. В какой-то момент он решил попробовать написать сценарий, просто потому, что этого еще никогда не делал. После нескольких проб получился сценарий спектакля для друзей, но он превратился в 11-минутную короткометражную ленту «Две машины, одна ночь» о детях маори, ожидающих своих родителей на стоянке у бара East Cape. 

Год спустя, в 2005-м, дебютную работу новоиспеченного режиссера и сценариста номинировали на «Оскар». Хотя премия Тайке не досталась, мир мог запомнить эксцентричного киви, прикинувшегося спящим во время объявления номинантов Джереми Айронсом.

«Да, очередной провал в моей жизни», — шутит над тем «проигрышем» Вайтити. «Две машины, одна ночь», бросающий взгляд на тему безнадзорности детей и бесполезности родителей, можно назвать условным прототипом тех историй и того тона повествования, которые станут визитной карточкой Тайки, — «либо комедия с депрессивными элементами, либо драма — со смешными». Если до истории с «Оскаром» он не намеревался стать фильммейкером, то номинация воодушевила его заняться этим основательно. 

СТАНОВЯСЬ ТЕМ САМЫМ ТАЙКОЙ

Что бы ни создавал Тайка Вайтити дальше, он пускал в ход разношерстный творческий и личностный опыт, добытый в первые 20 с лишним лет жизни. Кинематограф интегрировал все, что умеет Тайка, чем страстно увлекается с детства и о чем задумывается, регулярно подбрасывая фильммейкеру новые вызовы за пределами изведанного.

После нескольких работ в коротком метре Вайтити взялся за полный. Дебютом стала романтическая комедия «Орел против акулы» (2007) о двух влюбленных, которые не вписываются в «обычное» общество. Именно с этим фильмом в творчество режиссера вошла тема отщепенцев, маргиналов во всевозможных смыслах, которую он будет развивать в будущем. 

Также «Орел против акулы» показывает отношение Тайки к гипермаскулинности:

«Мое впечатление от чего-то вроде „Бойцовского клуба“ — это то, что люди, создавшие его, никогда не бывали в драках. Я из страны, где представление о мужественности весьма экстремальное, я вырос в этой энергетике и был втянут в нее. Это очень выматывает, довольно утомительно пытаться быть мачо. И хотя я никогда не рассматривал [этот аспект], мне нравится подшучивать над ним. Особенно над мужской одержимостью быть брутальным и крутым — это то, над чем я люблю посмеяться».

В следующем фильме — «Мальчик» (2010) — Вайтити рассказал об 11-летнем мечтателе в окружении сверстников, который любит засматриваться в окно и воображать мир, напоминающий клипы Майкла Джексона. В них он представляет отца, который отсиживал срок в тюрьме и который снова появляется в жизни сына по ходу действия фильма (роль отца сыграл Вайтити).

Здесь режиссер продолжил развивать тему ребенка, предоставленного самому себе, а также безответственности, эмоциональной несостоятельности взрослых, их «ущербности» на фоне доблестной наивности и чистого творческого начала детей. Хотя изначально это комедия о безнадзорности, Тайка также хотел показать, «что даже в самых бедных частях Новой Зеландии живется весело».

«Мальчик» также продемонстрировал, как Вайтити вплетает свои одержимости из детства во «взрослое» творчество и отражает смесь бэкграунда маори с мировой поп-культурой. Взять хотя бы Thriller Haka — ремейк клипа Майкла Джексона под новозеландский «шлягер» 1984 года Poi-E Patea Maori Club.

Это был самый кассовый фильм Новой Зеландии, пока этот рекорд не побила следующая лента Тайки Вайтити — «Охота на диких людей» (2016), удерживающая первенство до сих пор.

Приключенческая комедийная драма стала первой адаптацией Тайкой истории, написанной кем-то другим. Сценарист взял за основу бестселлер Барри Крампа «Дикая свинина и кресс-салат», который заканчивается довольно мрачно, и приправил его своим «обыденным» юмором и новой концовкой. Фильм повествует о мальчике из детского дома и об усыновившем его ворчуне, которые скрываются от работников соцслужб в новозеландском буше. В «Охоте на диких людей» снова смешались темы семьи и детства, поп-культура и маори-бэкграунд, музыка и многое другое.

Вайтити понял, что просто не способен снять чистую драму, или, как он это называет, «каннское кино», в котором все заканчивается плохо, герои «оказываются на панели или в могиле». Поэтому как режиссер и сценарист он избрал для себя путь балансирования на грани драмы и комедии, чтобы доносить важные вещи с улыбкой и добродушным смехом. Вайтити убежден, что изобразить счастье и радость на экране — достойный вызов для режиссера.

ЧТО ДЕЛАЮТ В ТЕНИ ВАЙТИТИ И КЛЕМЕНТ?

История What We Do in the Shadows началась более 15 лет назад и превратилась во франшизу, которой пока что не видно конца.

Совместный проект Тайки Вайтити и Джемейна Клемента — оба выступают режиссерами, сценаристами и актерами — стартовал в 2005 году короткометражкой «Реальные упыри: интервью с некоторыми вампирами». Это мокьюментари-комедия о кровопийцах из 1800-х годов, которые проживают вместе в Веллингтоне. Они впускают группу документалистов в свою повседневную жизнь, показывая домашний быт, обнажают повседневные отношения перед камерой, рассказывают о былых временах и трудностях жизни в современной столице Новой Зеландии таких существ, как они.

По сути, Вайтити и Клемент сняли фильм о том, каково быть маргиналом, представителем субкультуры или иммигрантом в наши дни. Также, по мнению Вайтити, это фильм о том, как люди тратят время впустую и проматывают жизнь даже тогда, когда она длится вечно.

История могла бы быть грустной, если бы мастерство создателей не сделало ее смешной до изнеможения: вампиры поддерживают график дежурства по дому, выясняют отношения, наряжаются в ночной клуб, устраивают стычки с оборотнями и делают то же, что «обычные люди», в придачу к высасыванию крови и прочим особенностям существования своего вида

Расширился проект до полнометражной комедии «Реальные упыри» (и двух промороликов) в 2014 году — по сути, той же короткометражки, только смеешься больше и дольше. «Комедия обыденности» с очаровательным киви-флером в подаче мокьюментари была обречена на успех у зрителей и критиков по всему миру. 

Мало какие кинопроекты получают успешное продолжение в спин-оффах, тем более многочисленных, — What We Do in the Shadows удивил и здесь. Сначала он ответвился в новозеландский сериал «Паранормальный Веллингтон» (с 2018-го), а затем — в ныне популярное на FX шоу «Чем мы заняты в тени» (с 2019-го). В случае второго жизнь героев показывается тем же образом, что и в предыдущих инкарнациях истории, только перемещается на Статен-Айленд в Нью-Йорк. Вместе с тремя «классическими» вампирами и их фамильяром живет еще и энергетический вампир.

Размах сериала подкрепляет появление в одной из серий Тильды Суинтон, Эван Рейчел Вуд, Дэнни Трехо, Уэсли Снайпса, сыгравших в свое время «канонических» вампиров в кино, а также Вайтити, Джемейна и Джонатана Бруга в роли тех самых «реальных упырей» из Новой Зеландии.

Пока второй сезон «Чем мы заняты в тени» все еще в разгаре, фанаты франшизы уже радуются новости о предстоящих съемках очередного спин-оффа — «Мы — волки», в котором, очевидно, документалисты проникнут в повседневную жизнь оборотней.

ИНДИ-ФИЛЬМ О СУПЕРГЕРОЕ MARVEL

Пожалуй, именно комедия «Реальные упыри» окончательно убедила представителей Marvel в том, что Тайка Вайтити в силах дать жизнь франшизе «Тор»: студия «подписала» режиссера на съемку «Рагнарёк». 

Когда глава Marvel Кевин Файги спросил Тайку, почему он думает, что справится с таким гигантским проектом, тот ответил: «Потому что я проделывал это в своей голове всю свою жизнь». Через три месяца после начала съемки супергеройского фильма с бюджетом 180 миллионов долларов США Вайтити признался со смешком: 

«Каждое утро я сажусь в машину и думаю: черт, они все еще не знают, что я не знаю, что делаю».

Тайка взялся за эту работу, потому что она была вызовом во многих смыслах. Тем не менее Вайтити играючи справился со всеми вызовами, внося коррективы в сценарий, делегируя все, что можно, отменной команде профессионалов, применяя отработанные инди-приемы на большом студийном «монстре» и просто веселясь, как и всегда.

«Тор: Рагнарёк» стал «версией Тайки одного из тех фильмов». Получилась история об очередном отщепенце/иммигранте/маргинале, который пытается вернуться домой. Просто так уж сложилось, что путешествует герой через вселенную и суперсилы у него есть. Все это в компании таких же отщепенцев и надоедливого брата: «Во многих моих фильмах самая большая тема — это семья, создание семьи из тех, кто тебя окружает». Тему семьи Тайка раскрыл не только в фильме, но и на площадке: «Съемочная команда должна быть как семья, за исключением лишь того, что вы вправду нравитесь друг другу. Мы просто крутим музыку весь день, мы танцуем, болтаем».

Также киви-сценарист добавил в фильм персонажа Корга, которого сам же сыграл. Каменный громила, говорящий тонким голоском с акцентом новозеландской глубинки, вдохновлен огромными и при этом любезнейшими полинезийскими вышибалами, которых Тайка встречал в клубах родного Веллингтона.

Чудаковатый, смешной, красочный, во многом приземленный и наивный фантастический экшен с «отлетевшим» электронным саундтреком и гремящей Immigrant Song Led Zeppelin собрал 854 миллионов долларов и катапультировал режиссера к коммерческому успеху. Тайка Вайтити остается режиссером франшизы: на 2022 год запланирован выход второго фильма «Тор: Любовь и гром», в котором Натали Портман исполнит роль женского воплощения Тора.

КАК ПОСМЕЯТЬСЯ НАД ГИТЛЕРОМ В XXI ВЕКЕ

Лет в 12 Тайка одержимо рисовал свастику: «Просто не мог удержаться!» Рисовал, сразу же стыдился и дорисовывал ее в окошко, а потом — в домик, чтобы никто не догадался, что скрывает окно. Позже он увидел Чарли Чаплина в роли Адольфа Гитлера, понял, что усы превратят в фюрера кого и что угодно, и начал пририсовывать их куда ни попадя.

В 43 года уже как знаменитый режиссер снял фильм, в котором посмеялся над табуированными символами нацизма, сам сыграл шута в образе Адольфа Гитлера и воспел оду гуманности. «Кролик Джоджо» получил премию «Оскар» за лучший адаптированный сценарий и сражался за звание лучшего фильма года.

В основу сценария лег роман «Птица в клетке» новозеландской писательницы Кристин Лёненс, который Вайтити прочел по рекомендации матери. Несмотря на мрачный тон книги и непростую тему для вариаций, сценаристу снова удалось удержать баланс на грани драмы и комедии.

Фильм о 10-летнем члене «Гитлерюгенда», который живет без отца и однажды обнаруживает, что его мать укрывает еврейскую девочку на чердаке. С развитием сюжета мальчик ставит под вопрос свои убеждения, учится думать сам за себя и не идти за толпой, в чем ему беспрестанно мешает воображаемый друг — комичная версия Адольфа Гитлера (персонаж, придуманный режиссером).

Сценарий «сатиры антиненависти» был готов еще в 2012 году, но тогда ни одна студия не решилась снимать комедию о ребенке-нацисте, который дружит с Гитлером. Спустя годы и, наверное, после успеха «Тор: Рагнарёк» у Fox Searchlight Pictures хватило на это смелости. Причем студия настояла, чтобы Тайка Вайтити сам сыграл воображаемого Адольфа. Главные роли исполнили Роман Гриффин Дэвис и Томасин Маккензи, а также Скарлетт Йоханссон, Сэм Рокуэлл, Стивен Мерчант и другие.

Центральная шутка фильма «Кролик Джоджо» — исполнение роли вождя нацизма полинезийским евреем. «Разве есть способ лучше послать на хрен этого парня?» — прокомментировал режиссер, который чувствовал себя неловко, командуя съемочным процессом в нацистском обмундировании, с приклеенными усами и в линзах синего цвета. Вайтити не удостоил Гитлера чести глубокого исследования его личности: «Я хотел, чтобы он был шутом». Воображаемый Адольф вышел довольно милым и смешным лишь потому, что «это представление десятилетнего мальчика о том, кто такой Гитлер, — он может знать только то, что знает десятилетка».

«Снять этот фильм было ответом на нетерпимость, ненависть и хейтерские речи, — говорит Тайка Вайтити. — Вот в чем штука. В конце войны сложилось довольно понятное правило: если ты был нацистом, тебя сажали в тюрьму. Теперь же правила слегка изменились. Если ты нацист, можешь свободно устроить слет на городской площади и позвать всех своих друзей. То есть что-то изменилось, и что-то с этим не так. Мы забыли правила. Поэтому мне кажется, что сейчас отличное время для такого фильма».

По словам режиссера, дети заключенных концлагерей говорили ему, как хотели бы, чтобы их родители увидели «Кролика Джоджо». USC Shoah Foundation — Институт визуальной истории и образования, работающий с выжившими и свидетелями Холокоста и других геноцидов, — сделал фрагменты и содержание фильма частью своей образовательной программы.

ТАЙКА ВАЙТИТИ ВЕЗДЕ

Завершая работу над «Кроликом Джоджо», Тайка Вайтити уже был занят съемками своей новой ленты «Следующий гол», вдохновленной документалкой об американо-самоанской футбольной команде, которая чудом попала на чемпионат Кубка мира. Также в 2019-м режиссер снял финальную серию сериала «Мандалорец» в рамках франшизы «Звездные войны». Еще стало известно, что Вайтити будет режиссером и сосценаристом нового фильма во вселенной «Звездных войн». Кроме того, он снимет фильм по японской манге «Акира». А еще выступит режиссером, сценаристом и продюсером двух новых мультсериалов для Netflix, основанных на повести Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика».

Вайтити продолжает сниматься в проектах других режиссеров. В прошлом он сыграл в фильмах «Зеленый фонарь», «Семь ступеней к высшему блаженству» и других, а в будущем Тайка появится в «Главном герое» Шона Леви и сиквеле «Отряда самоубийц» Джеймса Ганна. Также он задействован в предстоящем ремейке фантастического фильма «Флэш Гордон», но пока неизвестно, в каком качестве.

Помимо этого, новозеландский фильммейкер озвучил персонажа в сериале «Рик и Морти», снял ролик для заключительных титров «Доктора Стрэнджа», разработал первый сценарий к мультфильму «Моана», выпустил две короткометражки для Marvel — «Команда Тора» и «Команда Дэррила», снял множество роликов для социальных и рекламных кампаний, включая промо для Super Bowl.

Все это делает человек, который до 20 с лишним лет даже не думал заниматься кино и остается ребенком в свои 44. «Нет ничего круче, чем приходить на работу и зависать с друзьями и смеяться, потому что когда-то в школе тебе постоянно говорили не делать этого. Это как большущее „выкуси“ в лицо всем учителям, которые доставали тебя в детстве…» — говорит Тайка, который устроит на съемочной площадке еще не один праздник.


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Виктория Якобчук