На слуху: Как Хантер Шафер сломала стереотипы о транс-персонажах

До появления Хантер Шафер на телеэкране транс-персонажи были не более чем триггером для драматической истории о неприятии обществом. Быть представителем ЛГБТК+ в сериальной среде означало нести на себе некое сюжетное бремя без персонального развития персонажа. Уже после первой сцены Джулс в «Эйфории» стало ясно, что перед нами уникальное создание. Это не просто «та трансгендерная подруга Зендаи». Героиня Хантер — первый комплексный транс-персонаж, который не спекулирует на своей гендерной идентичности.

История Джулс теперь вдохновляет ЛГБТК+-сообщество. Но Шафер — это не только ее экранное воплощение в «Эйфории». За плечами у активистки и начинающей актрисы модельная карьера, а впереди, по всей видимости, амплуа сценариста и фешен-дизайнера. DTF Magazine рассказывает подробнее о том, кто такая Хантер Шафер

Трудности перехода


Едва ли не первое, что интересует поклонников Хантер Шафер, — история ее перехода и путь к успеху в бизнесе, где до недавнего времени даже цисгендерным знаменитостям предлагали молчать о собственной ориентации. Хантер открыто делится опытом. Более того, элементы ее истории легли в основу сюжетной арки Джулс. Шафер не раз говорила о том, что воспринимает статус ролевой модели всерьез и не будет скрывать подробности трудного периода осознания своей гендерной идентичности.

Шафер родилась в семье пастора пресвитерианской церкви в Северной Каролине, но своих родителей всегда считала довольно открытыми людьми. Кэти Шафер, мама актрисы, в интервью для North Carolina Public Radio вспоминала, как заметила необычные для нее интересы сына: «Хантеру было два года. Мы показывали ему фигурки всех возможных супергероев, но он хотел только Женщину-кошку или Женщину-Халк».

Хантер (справа) с младшими сестрами и братом

Сложности начались в средней школе: сначала Хантер считал себя геем, однако позже у мальчика развилась сильная гендерная дисфория. Ему понадобилась помощь психолога, чтобы разобраться в себе и понять, что он осознает себя девочкой. При этом родители считали, что у них просто творческий сын, которого привлекают яркие вещи.

Пятилетний Хантер (в центре) в платье своей сестры Ханны (справа) на дне рождения
«Я чувствовала, что мы подошли к критической точке, потому что потеряли своего ребенка, — вспоминала Кэти Шафер. — Я думаю, что Хантер действительно боролся внутри, и тревога выходила наружу. Помню, было много слез. Пришло понимание, что нам придется отпустить того, кем, как мы думали, будет наш ребенок».

Папа Хантер, Мак Шафер, вспоминал другой эпизод: «Я помню, как планировал забирать Хантера из лагеря модных дизайнеров. В последнюю ночь у них был показ мод. Хантер подошел ко мне утром перед показом и сказал: „Папа, ты не возражаешь, если я надену каблуки?“ Внутри я думал: „Нет, нет, нет…“ Но в результате сказал: „Да, можно…“ Думаю, именно тогда все стало реальностью. Я подумал, что с идеями о воспитании сына придется попрощаться. И все же я чувствовал радость от того, что Хантер „переродилась“ в того, кем она была создана».

Хантер в течение года посещал терапевта и психолога, чтобы получить разрешение на гормональную терапию. «Если честно, это показалось мне дикостью, — вспоминает актриса. — Почему посторонний человек решает, кем мне быть?» В 16 лет, после длительного приема гормонов, Хантер получила диплом об окончании школы уже как девушка.

Художница и лицо Dior


В три года Хантер попросила у родителей коробку розовых восковых карандашей и с тех пор постоянно рисует. Она считает себя визуальным мыслителем и признается: ей легче нарисовать, что она имеет в виду, нежели рассказать. Забегая вперед, отметим: специальный эпизод «Эйфории», вышедший в январе 2021-го, снимали с использованием некоторых сторибордов самой Хантер.

Когда Шафер было 16 лет, ее эскизы в социальных сетях заметила Тави Гевинсон, создательница сайта о моде для подростков Style Rookie. Рисунки, коллажи и даже статьи Хантер публиковали в блоге Rookie с 2015 по 2018 год.

После школы девушка училась на факультете изобразительного искусства в UNC School of the Arts в Северной Каролине. В 18 лет, прислушавшись к совету знакомого фотографа, Хантер отослала свои снимки в модельное агентство Elite Model и подписала с ним контракт. Первый гонорар Шафер потратила на переезд в Нью-Йорк. «Изначально я планировала работать моделью, чтобы финансово поддерживать свое изобразительное искусство, — вспоминала Хантер в разговоре с Arca для V Magazine. — В тот момент я думала: „Черт, как бы мне хотелось зарабатывать на моих картинах, потому что это все, чем я хочу заниматься“».

Между тем модельная карьера начала поглощать Шафер — она принимала участие в показах Dior, Marc Jacobs, Versus Versace, JW Anderson, Miu Miu, Vera Wang, Rick Owens, Maison Margiela, Helmut Lang. По словам Хантер, она находится в постоянном поиске и выражении женственности через искусство и моду: «То, что я пытаюсь сделать во всех смыслах, — это деконструировать наше представление о гендере и использовать привилегии, которые дает модельная внешность, чтобы привлечь внимание к этой теме».

Хантер против «туалетного закона»


В 2016 году к 18-летней Хантер обратились юристы из Американского союза защиты гражданских свобод, предложив поддержать иск против законопроекта House Bill 2 в ее родной Северной Каролине. House Bill 2 ограничивал права ЛГБТК+-сообщества, так как запрещал трансгендерным людям по собственному усмотрению выбирать уборную, раздевалку и прочие гендерно-специфичные помещения.

Шафер отреагировала на закон, написав эссе для i-D, где поделилась личным опытом. Девушка рассказала о дискриминации в школьные годы, когда учителя предлагали ей воспользоваться раздевалкой тренера или мужским туалетом. Законопроект отклонили, и вместо него в 2017 году был принят House Bill 142 — более инклюзивный, но не отменяющий дискриминирующие правила, так что Хантер продолжает агитировать за права трансгендерных людей. При этом она осторожно относится к тому, что ее называют ЛГБТК+-активисткой:

«Я не знаю, могу ли я называть себя активисткой. Я скорее просто не молчу о собственном трансгендерном опыте. Иногда это похоже на активизм просто потому, что быть трансгендером может быть достаточно сложно».

В 2017 году Хантер попала в рейтинг Teen Vogue «21 до 21». После этого по инициативе Vogue несколько девушек из этого топа приняли участие в круглом столе с экс-сенатором и госсекретарем США Хиллари Клинтон, где Хантер, в частности, подняла тему законопроекта House Bill 2.

Получив грант от программы Teen Vogue «21 до 21», Шафер планировала открыть на Манхэттене галерею-студию для транс-художников, а уже к концу 2019 года собиралась на учебу в художественный колледж Central Saint Martins в Лондоне, чтобы сосредоточиться на небинарном дизайне одежды. «Я хочу использовать одежду как основной вид искусства и как способ вести разговор о бинарных и социальных конструктах, потому что бинарность во многом определяется одеждой», — писала Хантер о бинарности моды в профайле для Purpose and Perspective.

Шафер считает, что многие попытки размыть гендерные рамки моды неэффективны:

«Совсем недавно один бренд выпустил агендерную линию одежды, и это были буквально синие джинсы и толстовки. Они обозначили диапазон между мужчиной и женщиной как нормкор. Я считаю это просто отговоркой. Это указывает на различия в том, как наше общество воспитывает нас, мужчин и женщин. Для мужчины по-прежнему нетрадиционно носить юбку публично или вне индустрии моды. Но среди женщин модно носить костюм и брюки. Я думаю, что такая установка подчеркивает именно мужской конструкт и то, насколько он угнетающий. Это интересный аспект пола, который проясняется только теперь».

В это же время Шафер попадает на необычный для нее кастинг: ходить по подиуму не пришлось — всего лишь прочесть несколько реплик для предстоящего сериала «Эйфория» от HBO.

Время Джулс


В каждом втором интервью Хантер Шафер напоминает, что никогда не планировала становиться актрисой. «О кастинге в проект я узнала в Instagram, где трансгендерные женщины буквально пересылали эту новость друг другу. Через несколько дней мое модельное агентство предложило меня в качестве претендентки», — вспоминает девушка в интервью для Buro.

По словам Хантер, к принятию окончательного решения ее подтолкнула мама: «Я несколько раз предупреждала ее о происходящем в сериале, но она говорила: „Кого волнует, что там есть сексуальные сцены, это же искусство!“»

Персонаж Хантер — 17-летняя Джулс. Она только переехала в пригород, пытается разобраться в собственных сексуальных предпочтениях и встречает Ру. У одноклассниц возникает необычный союз на стыке дружбы и романтических чувств. При этом Джулс испытывает тягу и к мужчинам, влюбившись в друга по переписке.

По словам Хантер, шоураннер сериала Сэм Левинсон задействовал ее в процессе создания персонажа, позволив использовать личный опыт, чтобы лучше вжиться в роль. Яркий гардероб и макияж Джулс в «Эйфории» — органичное продолжение самой Хантер.

В то же время в интервью для V Magazine Хантер призналась, что не сразу осознала, как глубоко ей придется копаться в личной истории для роли:

«Частью моего выживания в тот период была установка просто побыстрее пережить это дерьмо. Я много работала, чтобы оказаться „на другой стороне“ гендерного перехода. Я была настолько взволнована переездом из Северной Каролины, что толком не отрефлексировала этот опыт. Во время съемок „Эйфории“ пришлось вспомнить вещи, о которых я не думала до этого момента. Когда мы работали над разными сценами, мне приходилось доставать новые детали, выкапывать артефакты внутри себя и удерживать их для сцены».

На съемках у Шафер появилась одна из лучших подруг — Зендая. «Мы не делали „тест на химию“ на этапе кастинга, — вспоминает Хантер в специальном выпуске Euphoria | Unfiltered. — Нам просто повезло».

Хантер благодарна «Эйфории» за то, что сериал позволил ей почувствовать весь спектр эмоций, которые, по признанию актрисы, она раньше подавляла: «Я ужасно боялась разрыдаться, а теперь мне легче плакать, потому что история Джулс показала, что слезы — это нормально». Джулс покорила не только Ру, у персонажа огромная фан-база в виде тредов на Reddit и мастер-классов по макияжу в стиле героини на YouTube.

Популярность «Эйфории» и продление сериала на второй сезон заставили девушку поставить на паузу переезд в Лондон. С 2019 года Хантер чаще появлялась на красных дорожках ивентов, нежели на подиумах. В июне 2020-го в честь 50-летия первого ЛГБТК-прайда онлайн-журнал Queerty включил ее в список 50 героев, «ведущих нацию к равенству, признанию и достоинству всех людей». В августе 2020-го Шафер стала глобальным послом бренда линии косметики Shiseido.

 Слушайте плейлист к первому сезону «Эйфории»

Как Хантер продолжает быть верной себе


В январе 2021 года Хантер Шафер побывала в гостях у Джимми Киммела, где рассказала о том, как провела локдаун. Не изменяя себе, актриса поделилась правдой о ментальных проблемах, с которыми пыталась справиться весной 2020-го. По словам Хантер, она даже искала клинику, в которую могла бы записаться во время карантина.

Ее спасителем стал Сэм Левинсон, который позвонил Шафер и предложил снять специальный эпизод «Эйфории», посвященный Джулс. Шафер впервые попробовала себя как сценаристка и выступила соавтором серии. Согласно сюжету, Джулс обращается к психотерапевту и проговаривает много личностных проблем — подлинных переживаний самой Хантер. «Можно сказать, что этот эпизод стал для меня настоящей терапией», — сказала актриса в шоу Киммела.

Так, в спецэпизоде есть много личных размышлений Хантер и даже стихи, которые актриса написала еще во время учебы в старшей школе. Шафер также продюсировала эпизод и присутствовала на съемках на всех этапах, занимаясь дизайном интерьера, костюмов и сторибордов.

По сюжету Джулс не просто пытается разобраться в событиях первого сезона, а переживает серьезный кризис идентичности. Девушка размышляет о понятии женственности и целесообразности процесса перехода. Все это подается с деликатностью и честностью человека, который сам прошел через подобный кризис. По мере того как зритель больше узнает о Джулс (к примеру, о том, что общего у матери Джулс и Ру), мы видим, как много она рефлексировала молча. Джулс отчаянно нуждалась в эмоциональном и ментальном катарсисе как персонаж — и, кажется, наконец получила для этого экранное время.

«Я не думаю, что „Эйфория“ может служить примером того, как действовать, но я надеюсь, что люди, которые проходят через подобный опыт, могут почувствовать себя более комфортно или менее одиноко. То есть не прийти к пониманию, что это нормально, а скорее увидеть, что они не одиноки в пережитом опыте», — размышляет Хантер в интервью для Hollywood Reporter.

Будучи открытой в своем трансгендерном опыте, девушка не стремится раскрывать подробности личной жизни. Шафер считает себя квиром, но не спешит навешивать ярлыки на собственную сексуальность. В одном из интервью в 2019 году Хантер призналась: «Я ближе к тому, что вы могли бы назвать лесбиянкой».

Свое нынешнее состояние Хантер оптимистично описывает как постоянный непрекращающийся путь:

«Если я чему-то научилась, будучи трансгендером, так это тому, что эта спираль никогда не останавливается. Думаю, я была примерно в возрасте Джулс, когда начала понимать, что переход — это не просто перемещение из точки А в точку Б».

Но, кажется, свой путь Хантер определила давно, когда в 2016 году говорила о своем переходе на North Carolina Public Radio: «Раньше я думала: „О-о-о! Я выгляжу скорее женственно, чем мужественно!“ Но сейчас, когда я исследую небинарную часть себя, просто хочу, чтобы некоторые люди могли сразу увидеть, что я нечто большее, чем гендер… Мне действительно нравится, когда люди знают, что я не цисгендерная девушка… Я горжусь тем, что я трансгендерная персона. Меня не нужно помещать в мужские или женские рамки. Мне очень нравится ощущать себя вне двоичной системы, а не носить один из этих ярлыков. Потому что гендер был своего рода сумасшедшей вещью, которой я должна была не бросить вызов, а скорее пройти. Потому что я перешла от мужчины к женщине, а теперь возвращаюсь к чему-то среднему. Мне нравится существовать без рамок во многих смыслах».


Следите за DTF Magazine в Facebook, Instagram, Twitter и Telegram

Анна Дацюк