Дневники Берлинале: Натирания осьминогом, прекрасный Джона Хилл и китайская цензура

Б ольшая часть Берлинского кинофестиваля прошла в ожидании затерянного в главном конкурсе шедевра, но, судя по всему, чуда не случилось. Поскольку в предыдущем дневнике журналистка DTF Magazine Ольга Сидорушкина ругала большинство участников, в этом она попробует похвалить

На самом деле назвать конкурсную программу Берлинале-2019 сильной можно только под пытками, она в лучшем случае неровная. Мало того, один из главных ее фаворитов, фильм знаменитого режиссера Чжана Имоу — того самого, который снял «Дом летающих кинжалов» — сняли с конкурса. Официальная причина — его новая работа «Одна секунда» еще не готова, неофициальная — запретила китайская цензура, так как картина рассказывает о периоде «культурной революции», а с этой темой в Китае все очень строго, ведь тогда репрессивными методами боролись с внутренними врагами и оппозицией.

«Синонимы»

Поэтому главный фаворит критиков (самый высокий рейтинг в Screen International) — картина «Синонимы» израильского режиссера Надава Лапида, чей фильм «Воспитательница» был недавно переснят с Мэгги Джилленхол. Это выразительная автобиографическая драма о поиске самоидентификации и невозможности порвать с травмирующим прошлым. Сам Лапид признался, что 20 лет назад бросил все и с пустыми руками приехал во Францию, где отказался от родного языка и зубрил французские слова. Отсюда и название «Синонимы». 

Главный герой — молодой, сложенный, как греческий бог, решительный и неспокойный Йоав оказывается в Париже один в пустой квартире. Его только что обокрали до нитки в прямом смысле слова: абсолютно голый он замерзает в ванной. В таком виде парня находят соседи, молодые буржуа Эмиль и Каролина, которые его согревают, дают одежду, деньги, телефон и завороженно слушают истории. А Йоаву есть что рассказать. Он — военный герой в Израиле, который хочет порвать со своей страной, семьей, перестать говорить на родном языке и навсегда стать французом.

Правда, пока он живет впроголодь, подрабатывает на порносъемках, общается с такими же, как он, бывшими израильскими военными и совершает импульсивные поступки. Чем сильнее и яростнее попытки Йоава отречься от родины, тем яснее становятся воспоминания и пугающее ощущение, что от прошлого не уйти. Мало того, и идти некуда, ведь мечта о Франции как земле обетованной стремительно исчезает под напором его страстей.

«Бог есть, ее зовут Петруния»

Другая картина, которая выгодно выделяется в конкурсе Берлинале, — оптимистичная феминистическая комедия «Бог есть, ее зовут Петруния» македонского режиссера Теоны Стругар Митевской. И вновь реальная основа у сюжета! Девушка внезапно выигрывает религиозные соревнования, которые предназначены только для мужчин, и тем самым оскорбляет весь город.

32-летняя Петруния живет с родителями, у нее нет бойфренда, нет работы и нет желания становиться чьей-то секретаршей или любовницей. Мать постоянно осуждает ее внешность и лишний вес, но приносит свежие пирожки. Петруния по образованию историк, а в душе бунтарка, хотя сама об этом не догадывается.

После очередного неудачного собеседования с боссом швейной фабрики, практикующим харассмент, она шла домой мимо реки, где проходил старинный ритуал. Суть ритуала в том, что священник бросает деревянный крест в шумную холодную реку и тот, кто его вытащит, будет удачлив весь год. По негласному закону в соревновании принимают участие только мужчины (поразительно напоминающие ультраправых). В неясном для самой себя порыве Петруния прыгает за крестом в реку и ловит его на глазах у изумленной толпы. Зеваки снимают видео, журналисты чуют скандал, ультраправые бунтуют, верующие оскорбляются.

Дерзкий, необдуманный поступок Петрунии вскрывает целую вереницу проблем, связанных с патриархальными ценностями, свободой личности, отношениями с родителями и даже плакатным феминизмом. Картина прямолинейна и простодушна, но далеко не глупа, как и сама Петруния, которая не намерена отдавать свой заслуженный крест, ведясь на поводу у извечного «потому что не положено».

«Сувенир»

Помимо основного конкурса, на Берлинале есть множество параллельных программ, в которых можно найти настоящую отдушину. Два таких подарка судьбы оказались в секции «Панорама»: это драма «Сувенир» британки Джоанны Хогг и уже заслуженный американский хит, режиссерский дебют актера Джоны Хилла «Середина 90-х». Утомленные мучениями главного конкурса, критики ломились на эти сеансы, чтобы хоть немного отдохнуть.

«Сувенир», недавно награжденная на «Сандэнсе» полуавтобиографическая драма — хрупкое сочинение о любви, созависимости и формировании характера. 80-е, Великобритания, юная Джули (Хонор Суинтон-Бирн), дочь состоятельных родителей, учится на режиссера и дружит с такими же богемными сверстниками, пока не встречает загадочного мужчину постарше. Он переезжает к ней в квартиру и вместе с любовью приносит, хаос и боль.

Первая большая роль дочери Тильды Суинтон, которая также сыграла в «Сувенире» мать главной героини. По признанию актрис они не собирались изображать в кадре самих себя, а, наоборот, воспользовались возможностью побыть совершенно другими. Возможно, другими, но все равно очень органичными. Тихая драма, снятая крупными планами, оставляет за собой светлую грусть, словно вы расстались с близким другом. Хогг уже заявила, что готовит вторую часть «Сувенира», которая также расскажет о жизни Джули.

«Середина 90-х»

Режиссерский дебют американского актера Джоны Хилла «Середина 90-х» уже успел наделать шуму. Еще в прошлом году его показали на фестивале в Торонто, сейчас случилась официальная премьера в Европе, а скоро можно будет посмотреть в Киеве на фестивале американского кино «Независимость». Это история о чистоте и невинности юношества, которое так стремится повзрослеть, в центре которой Стиви (Санни Сулджик из «Убийства священного оленя»). Стиви терпит регулярные нападки старшего брата (Лукас Хеджес, как всегда, не ошибся с ролью) и ищет ролевую модель взамен. Неожиданно мальчишки-скейтеры постарше принимают его к себе, хотя кататься на скейте Стиви совершенно не умеет. Но в новой компании учат его не этому, а как грубить полицейским, курить, пить, общаться с девчонками, а еще как понимать и прощать. В общем, всему тому, что понадобится во взрослой жизни.

Портрет поколения, собранный из главных примет 90-х: от дисков, кроссовок, игровых приставок до гениального саундтрека, — с одной стороны достоверно изображает эпоху, а с другой — тонко напоминает детство каждого из нас и неважно, когда оно проходило. Ведь все бунтовали, хотели дружить с ребятами постарше и приходили домой поздно, ругались со старшими братьями и боготворили их. Разве что не все катались на скейте, но так и Стиви не был большим мастером.

И худший фильм главного конкурса Берлинале

И напоследок ложка дегтя. Ценой неимоверных усилий выявлен худший фильм главного конкурса Берлинского кинофестиваля. Это «Элиза и Марсела» Изабель Койшет — безвкусная картина, основанная на реальной истории любви двух молодых испанок на рубеже ХХ века. Девушки, поправ все традиции, стали жить вместе, но, столкнувшись с нетерпимостью, бежали из страны и даже обвенчались, для чего одна из них выдала себя за мужчину.

Уникальная основа и чудовищный фильм на выходе, в котором есть все худшее сразу: претензионное ч/б, неправдоподобное поведение героинь, полное отсутствие чувства юмора и постельные сцены, в которых молодые лесбиянки или обливаются молоком, или натираются осьминогом. Поскольку фильм снимался при поддержке Netflix (когда появилось его лого на экране, журналисты в зале начали букать), велика опасность, что вы его встретите и вдруг захотите посмотреть. Поэтому не говорите, что вас не предупреждали. А мы ждем решения жюри и болеем за хорошее кино, кто бы его ни снял.

Читайте также: 


Подписывайтесь на DTF Magazine в FacebookInstagramTwitter и Telegram

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ольга Сидорушкина